Камчатка: SOS!
Save Our Salmon!
Спасем Наш Лосось!
Сохраним Лососей ВМЕСТЕ!

  • s1

    SOS – в буквальном переводе значит «Спасите наши души!».

    Камчатка тоже посылает миру свой сигнал о спасении – «Спасите нашего лосося!»: “Save our salmon!”.

  • s2

    Именно здесь, в Стране Лососей, на Камчатке, – сохранилось в первозданном виде все биологического многообразие диких стад тихоокеанских лососей. Но массовое браконьерство – криминальный икряной бизнес – принял здесь просто гигантские масштабы.

  • s3

    Уничтожение лососей происходит прямо в «родильных домах» – на нерестилищах.

  • s4

    Коррупция в образе рыбной мафии практически полностью парализовала деятельность государственных рыбоохранных и правоохранительных структур, превратив эту деятельность в формальность. И процесс этот принял, по всей видимости, необратимый характер.

  • s5

    Камчатский региональный общественный фонд «Сохраним лососей ВМЕСТЕ!» разработал проект поддержки мировым сообществом общественного движения по охране камчатских лососей: он заключается в продвижении по миру бренда «Дикий лосось Камчатки», разработанный Фондом.

  • s6

    Его образ: Ворон-Кутх – прародитель северного человечества, благодарно обнимающий Лосося – кормильца и спасителя его детей-северян и всех кто живет на Севере.

  • s7

    Каждый, кто приобретает сувениры с этим изображением, не только продвигает в мире бренд дикого лосося Камчатки, но и заставляет задуматься других о последствиях того, что творят сегодня браконьеры на Камчатке.

  • s8

    Но главное, это позволит Фонду организовать дополнительный сбор средств, осуществляемый на благотворительной основе, для организации на Камчатке уникального экологического тура для добровольцев-волонтеров со всего мира:

  • s9

    «Сафари на браконьеров» – фото-видеоохота на браконьеров с использованием самых современных технологий по отслеживанию этих тайных криминальных группировок.

  • s10

    Еще более важен, контроль за деятельностью государственных рыбоохранных и правоохранительных структур по предотвращению преступлений, направленных против дикого лосося Камчатки, являющегося не только национальным богатством России, но и природным наследием всего человечества.

  • s11

    Камчатский региональный общественный фонд «Сохраним лососей ВМЕСТЕ!» обращается ко всем неравнодушным людям: «Save our salmon!» – Сохраним нашего лосося! – SOS!!!

  • s12
  • s13
  • s14
  • s15
Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня
  • Страница:
  • 1
  • 2

ТЕМА: СМЕТАНИНЫ

СМЕТАНИНЫ 09 дек 2009 01:57 #94

  • Сергей Вахрин
  • Сергей Вахрин аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 1067
  • Спасибо получено: 5
  • Репутация: 2
Эту фамилию оставил на Камчатке матрос Лаврентий Сметанин, который многие годы прожил на полуострове и участвовал во многих, сегодня известных во всем мире, экспедициях и плаваниях.

Его фамилия более известна по камчадалам, в крещении многих из которых он участвовал лично, например, на Курильских островах. Но, скорее всего, он имел и свою семью -- так что, вполне возможно, отыщутся и русские ростки от этого сметанинского корня.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

СМЕТАНИНЫ 18 дек 2009 01:33 #563

  • Сергей Вахрин
  • Сергей Вахрин аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 1067
  • Спасибо получено: 5
  • Репутация: 2
Матрос Сметанин

Он был из тех, кто, не задумываясь о бессмертии, честно выполнял свой долг. И, надо признать, шансов остаться в истории у него было гораздо меньше, чем у тихоокеанских Колумбов, так как он был всего-навсего участником событий, пусть даже событий мирового значения.
Так в чем же тогда его заслуга перед историей? Наверное, в том, что на одного рядового пришлось преизрядное количество таких событий — от открытия двух устьев Амура в 1730 году и до открытия западных берегов Северной Америки в 1732 и 1741 годах, посещения Японии в 1739-м. На долю немногих — разве что только архангельских мореходов — выпадало подобное.

В устье Амура
Не успела завершиться экспедиции Витуса Беринга по отысканию пролива между Азией и Америкой, как последовал царский указ о назначений новой, более крупной экспедиции по исследованию русского Дальнего Востока под руководством казачьего головы А.Ф. Шестакова и драгунского капитана Д.И. Павлуцкого.
6 июня 1727 года в списке команды Афанасия Шестакова значится 10 матросов-сибираков. Один из них — матрос первой статьи Лаврентий Сметанин, поступивший на службу с денежным окладом «полного по полтора рубля, а за вычетом за мундир по 30 алтын, муки по полуосмине, круп по малому четверику на месяц».
Но только в 1729 году матрос Сметанин ступил на палубу своего первого тихоокеанского судна — бота «Св. Гавриил», который только-только вернулся из неудачного плавания.
Что же сдерживало новую экспедицию, почему теряли драгоценное время мореходы? Из-за распрей двух официальных руководителей, разбивших всех участников экспедиции на два враждебных лагеря. Надо полагать, несладко пришлось Лаврентию, если бежал он, ища защиты, от Шестакова к Павлуцкому «с великим криком», а Шестаков язвил в адрес капитана драгунского полка: «…матросы у тебя не в команде, и сами тебя не хуже, и команды тебе никакой нет», и вообще послан он, капитан Тобольского драгунского полка, «в бабки играть, а не для управления».
Ничего хорошего из такого руководства получиться не могло. Так оно и вышло.
В конце концов Сметанин попали на службу к племяннику казачьего головы сыну боярскому Ивану Григорьевичу Шестакову. В их задачу входило обследование Шантарских островов — нанести их на карту, составить подробное описание. Бот «Св. Гавриил» вел опытный мореход Кондратий Мошков, который ходил на нем при Беринге, но, несмотря даже на это, удачи не сопутствовали морякам: через три дня после выхода разразился жестокий осенний шторм. Время года было позднее — сентябрь. Скрипели под напором ураганного ветра мачты, трещали от натуги шпангоуты, еле выдерживая удары волн: лежали вповалку в трюме непривычные к морской болезни служилые. Пять дней носило бот по морю и пригнало опять к берегам Камчатки. С облегчением вздохнули при виде земли… но какое там!
Снова завертело-закружило-понесло и умчало за двести верст от Большерецкого устья на север. Только 19 сентября вошел потрепанный морем бот в устье реки Большой и стал на зимовку в Чекавинской гавани, хотя по инструкции «Св. Гавриилу» следовало идти зимовать в Нижнекамчатск. Но об этом не могло быть и речи: бот нуждался в срочном и серьезном ремонте.
В конце июня следующего, 1730 года подошли к Шантарским островам, а затем отправились к устью Амура.
И летом 1730 года получены сведения, которые через сто двадцать с небольшим лет придется с великим трудом добывать Г. Невельскому:
«… В устье большом Амурском глубины от 15 до 20 сажен, а ширина например версты с две… И оной Амур река впала в акиан двумя устьями; а глубина другому устью от 5 до 6 сажен, а ширина версты полторы. И на тех устьях делали опробацыю: в большом устье шли ботом, а в другом — шлюпкою и в тех устьях стояли на якорях полторы сутки для выявленной меры устьев и для рыбной ловли, а в другом устье ходу нет понеже мелко».
Но не дошли до современников эти сведения. Главный руководитель экспедиции А.Ф. Шестаков погиб в тот год на Камчатке, и все его родственники вместе с Иваном Григорьевичем оказались в немилости соперника Павлуцкого. Материалы амурской экспедиции, как это водится у нас, где-то затерялись, забылись, и каким-то чудом сохранился только лишь один «донос», из которого и почерпнули мы сведения о первых исследователях устья Амура…
В августе 1730 года «Св. Гавриил» вернулся на Камчатку, откуда ушел в Охотск, а зимовать снова пришел в Чекавинскую гавань, доставив на полуостров геодезиста Михаила Гвоздева, с которым пойдет на «Св. Гаврииле» Лаврентий Сметанин к американским берегам в 1732 году. И опять же из «доноса» впервые узнают соотечественники и об этом плавании русских мореходов, о посещении ими «незнаемых» американских островов, первых контактах с аборигенами.
И этот вот день — 21 августа 1732 года — должен был стать по праву днем рождения Русской Америки. Ведь именно тогда «пополудни в 3-м часу стал быть ветер пособный, и пошли к Большой земли и пришли ко оной земли и стали на якорь в верстах в четырех».
Долгие годы официальная история молчала о подвигах русских мореходов, совершенных на дальневосточных окраинах Российской империи, славя лишь благозвучные для европейского слуха имена. И мы по сей день ведем летосчисление славных юбилейных дат совсем но иной шкале, нежели было определено Его Величеством Фактом, потому что узнавали факты, когда в истории все места уже распределены и награды получены. И потому имена геодезиста Михаила Гвоздева и подштурмана Ивана Федорова почти неизвестны. Что же говорить тогда о нашем матросе Сметанине…

Япония
22 мая 1739 года из устья камчатской реки Большой вышли четыре судна — бот «Св. Гавриил», бригантина «Архангел Михаил», дубель-шлюпы «Надежда» и «Большерецк». Экспедицию возглавлял Мартын Шпанберг. На «Большерецке» под руководством боцманмата Василия Эрта и морехода Ивана Бутина шел матрос первой статьи Лаврентий Сметанин. Курс русских судов был проложен к берегам Японии.
Флагманом была бригантина «Архангел Михаил». Заглянем в ее вахтенный журнал, где скупо и точно фиксировались наиболее важные события тех значительных в истории русского мореплавания дней.
«Мая 22 дня. Вышли из устья большерецкого дубель-шлюпки «Надежда» и «Большерецк», подняли мы якорь и шли под фоком, токселем и безанем. Имеющийся сигнал мы спустили, понеже и бот «Гавриил» следут за нами…»
«Июня 17 дня. Пришел к нам «Большерецк» и сказывал, что блиско был берега и видел на берегу много людей и судов мелких, около которые и пошли под парусами, и одно большое судно величиною с «Гавриил» бот, а одно судно шло от берега к «Большерецкому» судну, а когда он поворотился на 0, японское судно пошло к берегу».
«Июня 18 дня. Подобрали гротсель, следовали мы в путь и с нами дубель-шлюп «Большерецк» и видели в западной стороне близ земли в разных местах малых бус или судов японских под парусами и иных на якорях. А по той земле место каменное и на тех камнях лес растет великой… також в 4-х местах видели жилье и блис того жилья насеяно было видно хлеба…
В ысходе 5 часа легли мы на якорь на глубине 24-х сажен, грунт — дресва, и против того места их деревни или жилье видно было много. В начале 6 часа от того жилья приезжали к нам две лотки, кормы их с перилами, веслами гребут, а на судне, в подобие как рыба хвостом правит, и те лотки их остроносые, наподобие галер, кормы тупые, а на них людей было на одной лотке человек 12, а на другой 7 человек; платья на них подобные китайскому, и не доехав нас оне сажен 40, и остановились на веслах, и мы к ним махали, чтоб оне к нам приехали, а оне махали, чтоб на берег от нас ехали, и подымали оне свои лотки дречек двоерогий и указывали им к берегу, а по каковски оне говорили, про то слышать за ветром и за дальностию нашим с нами бывшим курильским мужиком, нашим толмачем, было невозможно, и было того времени около 1/4 часа, и оне возвратились на берег, а их на берегу видеть было много також и жилья их по тщету нашему в том месте около 40 дворов, а пашня у них видно было, где хлеб растет по жеребьям, и мы от их жилья не более доброй версты были или лежала на якоре».
«Июня 22 дня. Пополуночи в 5 часу приезжали к нам японцы на своих рыболовных лотках и приставали к нашему судну, и со оных лоток помянутых японцев по несколько человек на судно пущали. А привозили оне, японцы, к нам рыбу комболу я протчих еще 4 рода рыб, которых мы ни в Европе, ни в Азии не видали, також оне, японцы, привозили к нам пшено сорочинское, табак листовой, а листы широкие и большие, ретьку и огурцы и протчие мелочи, все товары и отчасти торговали…»
«Июля 3 дня. Легли на якорь на глубине 32 сажен, грунт — ракуши и камень мелкой. Блис острова Фигурнова послали на нас дубель-шлюп «Большерецк» и на шлюпки за водою с 73 бочками… а на оном острову, где они пристали, воды не взяли, понеже утес и камень. И на оном острову в том месте лесу мало и все камень, и место неудобное, и блис самого острова глубоко. Туман, били в барабан. …в исходе 7-го часа палили из 1 пушки, понеже туман. В том же часу ответствовали одной пушкою и в начале 8 часа оборотились, понеже «Большерецк» не видать было, а туман прочистился.
«12 часов. …Дубель-шлюп «Надежда» следовал за нами, а «Большерецк» не видать было». («Св. Гавриил» отстал от флагмана еще в самом начале похода. — С.В.)
Так они разминулись. Но что интересно — в Большерецк потерявшиеся дубель-шлюп и бот вернулись почти одновременно: 23 июля в устье реки Большой — пришел из Япония бот и «Св. Гавриил» — под командованием лейтенанта В. Вальтона, а 26-го «Большерецк». До 7 августа дожидались они здесь возвращения Шпанберга, но, не дождавшись, приняли решение идти в Охотск, полагая, что и «Архангел Михаил» с «Надеждой» уже там. 22 августа они вошли в реку Охоту и в тот же день доложили, что морская дорога в Японию русскими моряками проторена.

Забвение
В мае 1742 года Мартын Шпанберг приобрел для экспедиции стадо оленей и оставил его «в смотренке» якутского сына боярского П. Кутузова, а тот передал рудознатцу С. Гардеболю, в помощники к которому назначили старого матроса Лаврентия Сметанина, недавно возвратившегося на гукоре «Св. Петр» с Командорского острова. Все «экспедичные» дела были свернуты. В 1750 году умер С. Гардеболь, а о пастухе-матросе и оленьем стаде просто-напросто забыли.
И прошло еще более пятнадцати лет, прежде чем вспомнили о нем. Потребовались олени для экспедиции Креницына - Левашева, и Сметанин смог наконец сбросить со своих плеч непосильную пастушескую обузу и тихо доживать свой век, как и сотни других безвестных мореходов-тихоокеанцев.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

СМЕТАНИНЫ 18 янв 2010 07:46 #860

  • Камчадал
  • Камчадал аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 1401
  • Спасибо получено: 3
  • Репутация: 0
"Воспоминания камчадалов и старожилов Камчатки", П-К, 2007 стр. 231-235

СМЕТАНИНА ЗИНАИДА АМВРОСИЕВНА
(Записано В.И. Борисовым 17 февраля 2002 года, г: Петропавловск-Камчатский)
Отец Сметанин Амвросий Кузьмич родился в 1882 году в селении Халатырка, около Петропавловска. Он был купцом 1 гильдии, я сама видела его документы. Отец занимался сначала торговлей, потом был рыбаком-охотником.
Отца забрали и посадили 1932 году. За антисоветскую агитацию на 3 года.
Меня вызывали в КГБ, я сама читала дело отца.
Мама Екатерина Михайловна Колтакина родилась 16 октября 1895 года в Крутогорово. Родители мамы - камчадал Крутогоровского селения Михаил Корнилович Колтакин и его жена Агриппина Самсоновна,
Я родилась в Соболеве 12 февраля 1928 года.
Жили мы хорошо, поэтому его и забрали. После освобождения он жил в поселке Ольга Приморского края, мы уже в 1938 году собирались поехать к нему, но пришла телеграмма, что он умер.
Он нам высылал посылки. Там он работал икрянщиком и завмагом.
У нас собаки славились, большие были, как волки.
У отца было двое детей от первого брака, когда он овдовел, приехал в Крутогорово торговать, остановился в доме у дедушки, там и встретил мою маму. Они познакомились. Сосватали, раньше не спрашивали, хочешь ты или не хочешь.
Отец переехал из Халатырки в Крутогорово, там родилось четверо детей, сын Валентин, Борис и Шура. Потом они переехали жить в Соболево.
В Соболеве родились Арина, я и Коля.
Сейчас я осталась одна.
Дом у нас был большой рубленый, было три или четыре комнаты. Столовая. Было хозяйство - две или три коровы, бык.
Отец зимой охотился, летом рыбачил. Работящий был, и у нас все было, а те, которые на него наговорили, они так и умерли лодырями.
Мама занималась домашним хозяйством, она потом работала в колхозе.
Сначала ее не принимали, а потом приняли. Она работала на полях.
Когда отца забрали, в чем мы были, в том нас и выгнали на улицу. В наш дом колхоз поселил большую семью Поповых, а мы жили в палатках. В доме что-то искали, разрезали ножами всю перину, по дому пух летал.
Потом отец вернулся на несколько дней, он сделал пристройку и покрыл железом, и стояли столбы без стен.
Но потом пришли и разобрали крышу.
Потом нам разрешили построить дом, братья ходили на море ловили доски, бревна, и те сначала отбирапи.
Был такой Шаромов, он этим занимался.
В семь лет я пошла в школу, она была семь классов. Надбавки нам стали платить только в 60-х годах. Одежда у нас была обычная, мама сама шила. Мех у коряков брали, мы, дети, их очень боялись, они иногда пьяные были. К школе подъедут, мы их далеко обходили.
Потом брат стал председателем сельсовета, и у них тоже стал председатель сельсовета Метте, он одевался уже в костюм, он приходил к нам.
Мы дома все работали, у нас был большой огород, заросший мокрецом, мама уходит на работу, колышек поставит, дает норму сколько сделать.
"Чтобы я пришла с полей, вечером, чтобы все было чисто". Мы до последней травинки все выщиплем.
Назавтра она опять отмеряет.
Картошку хранили в погребе на улице и под домом. У нас было два балагана, коптили рыбу, юкола, балык, солили брюшки бочками.
В лесу собирали ягоду, бруснику, жимолость. Собирали всей гурьбой. Клюкву, бруснику в бочках хранили.
У нас отец из Петропавловска привозил яблоки в мешках, урюк, без косточек.
Ешь сколько хочешь. Конфеты-леденцы, сахар был кусками.
Мы туда залезем, в карманы натолкаем.
Мясо заготавливали, быка.
Была кладовка чистая, там клеенкой застелено, и мясо лежало. Крыс тогда у нас не было, я только в Петропавловске крысу увидела.
Был большой амбар, как сарай рубленый, внизу яма. Стоят бочки с рыбой, мясом медвежьим, с нерпичьим.
Был большой противень, мясо кусками наложат с картошкой -объедение.
Я в 12 лет уже доила корову. У нас была лошадь.
В селе было стадо коров, и был пастух. Потом появились куры. Свиньи были с черными пятнами. Отец привозил из города. '
Была сначала баня по-черному, а потом отец сделал обычную, она стояла возле речки. Ведрами пошла, набрала. Воду грели в чугуне в печке.
Потом в бане стирали белье.
Камчадалы и сейчас живут в старых развалюхах, а те, кто приехал с материка, живут в хороших квартирах.
У нас там бабка жила, говорили, что она куклы какие-то выкидывала. Ее дочь хотела, чтобы мой племянник на ней женился, а он намного ее моложе, и она к нему кукол засылала.
Они за ним бежали. Это было.
Ко многим коряки домой заезжали, жили у них.
К нам подъедут к забору, поговорят и уедут. Мы боялись, сразу домой забегали.
Потом я их встречала у наших родственников, они приедут, сядут на полу, пьют.
А камчадалы кто как пили, одни пили, другие нет.
Был один коряк - он шаманил.
Учительница в школе у нас была Екатерина Сысоевна Ворошилова, Юлия Аркадьевна Калашникова, Иван Васильевич Лонгинов.
После школы я пошла работать в райфо секретарем. Потом в райисполком пошла работать секретарем-делопроизводителем.
Председателем райисполкома был Андрей Ильич Крупна, очень хороший человек.
Он нам помогал. Нас на работу не брали, сестре пришлось уехать.
Карлссон Александр был хороший человек, его тоже долго не брали на работу. Потом его взяли на работу в связь.
Начались гонения, старшие братья стали говорить, нас гоняют, как детей кулака, да и ты еще живешь с Карлссоном. Самый старший сын Северина Карлссона был Константин.
Я в Петропавловск уехала в 1950-м году. Потому что здесь нас никто не знал, что отец репрессирован. Соболево было небольшое, но длинное село. Люди нас жалели. Сомборко был женат на маминой сестре, они нам помогали. Сначала его забрали, потом нашего отца. Многих тогда забрали.
Потом я работала в редакции в Соболеве корректором, здесь был редактор "Камчатской правды" Балакин. Он меня знал, часто приезжал в командировку к нам, взял меня работать в корректорскую группу. А потом ушла в санэпидемстанцию и 35 лет отработала там.
В то время работать было интересно, но у нас был ответственным секретарем редакции Бондарев А.Н., он меня донимал, что я кулацкая рожа.
Он несколько раз выступал, чтобы меня из редакции выгнали.
А потом редактором у нас был Южанин Николай Александрович. очень хороший человек, он меня не выгонял.
Второй раз я замуж вышла в 1952 году за моряка.
Мать больше замуж не выходила. Потом началась война, брата Бориса забрали в армию. А старший Валентин остался с нами, а потом переехап в Елизово. Он сначала работал в колхозе, а потом его выгнали, как сына кулака.
Он пришел с фронта раненый, был первый фронтовик из Соболева, он написал книгу во Владивостоке, воспоминание о Бресте. Он там застал первые дни войны. Он был писарем в штабе, У него был очень красивый почерк, образование у него четыре класса. Брат рассказывал, когда началась война, в первый день, утром солдаты бежали, кто в чем, в нижнем белье, все в белом.
У Бориса здесь дочь Людмила. Он написал книгу.
Брата на войне ранило, он попал в госпиталь. Он пришел из армии. его встречали с почетом, потом он много лет был председателем сельсовета. Мне заплатили компенсацию за отцовское хозяйство.
В последнее время в Соболеве из Карлссонов остались Александр, Валентин и Таисия.
Валентина Александровича призвали в армию. Потом он учился в училище на трубопроводчика. Потом он уехал - не знаю куда.
Дом у Карлссонов был самый большой в Соболева. Потом, когда Соболевский район образовали, тогда его разделили пополам, в одной половине жил первый секретарь райкома партии, в другой председатель райисполкома.
У Александра Севериновича Карлссона было пятеро детей, он был женат на Евдокии, старшая Соня, 1919 года рождения, Таисия, наверно, 1922 года. Татьяна с 1924 года, Александр с 1925 года, Валентине 1935 года.
Соня уезжала во Владивосток, потом она вернулась обратно в Соболево.
Все дети болели туберкулезом, умерли.
У Таисии муж Филиппов, погиб на фронте во время Великой Отечественной войны, было двое детей - Юрий и Рината.
Юру призвали в армию, и его судьбу проследить было трудно, говорили, что он жил в Новосибирске.
У нас с Александром Александровичем Карлссоном был гражданский брак, у нас дочь Нина, потом он женился на Поповой Вере, у них был сын. Когда Александр умер, в 1950 году, Вера вышла замуж.
Дочь Таисии Ринатка. племянница Валентина училась в медицинском училище, Валентин ее взял к себе, изнасиловал и стал с ней жить, у них был ребенок. Поехали они в Новосибирск к родственникам, но во Владивостоке он ее бросил.
Оставил ей 200 рублей, и все.
Она писала мне письма, я ей деньги высылала. Потом во Владивостоке она вышла замуж, и связь с ней мы потеряли.
Николая, старшего брата Александра, я помню плохо. Он был женат на Марии Глущенко, у них была дочь, сыновья Октябрь и Коминтерн, они жили в Новосибирске. Октября звали Отька, а Коминтерна- Комка.
Я еще в детстве помню, что Николай буянил, пил водку.
Николай был агрессивный, часто дрался. Еще была дочь старшая Лариса Николаевна, у нее, по-моему, было двое детей, мальчики, она была замужем за Гребенщиковым. Нисолай Карлссон работал на катере.
Они жили где-то в Крутогорово, потом она их бросила.
Мария Севериновна в Соболево не жила, она вышла замуж за Панчу. У ее дочери Люды сын Петр Панчу
Людмила Панчу мне рассказывала, что Мария Севериновна жила в Японии. Она фотографии показывала.
Вера Карлссон, по-моему, Марии Глушенко дочь. У нее был сын, но как звать - я не помню.
Валентин Северинович был, наверно, 1917 года рождения, он утонул, работал на катере.
Веры Кузовкиной отец.
У Валентина жена была Самборко Александра, она приезжая, она моя тетка родная. Савва Макарович Самборко был приезжий.
Деда Северина я помню плохо, у них был магазин в Соболево, мы в магазин бегали, он был высокий дядька.
На месте магазина хотели построить строения, но не могли его сломать, так хорошо построили, несколько раз взрывали.
В Соболево была часовня, она долго в бездействии стояла. В лапту часто играли, это была любимая игра Во время войны играли в военные игры.
После войны в Кировске видела пленных японцев в 1945 году, их строем водили.
Раньше через речку было село, называлось Воровское.
В Соболево был Янссон, возможно был учителем. Когда на папу наговорили, что он с японцами связан, Янссон за папу заступался.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

СМЕТАНИНЫ 18 янв 2010 20:20 #1086

  • Краевед
  • Краевед аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 1079
  • Спасибо получено: 7
  • Репутация: 1
Сметанин Амбросий Кузьмич
Родился в 1882 г., Камчатская обл., Петропавловский р-н, с. Халактырка; русский; малограмотный; б/п; Работал в своем хозяйстве.. Проживал: Усть-Большерецкий р-н, с. Соболево.
Арестован 26 февраля 1932 г. Приговорен: тройка при ПП ОГПУ Двк 8 июля 1932 г., обв.: по ст. 58-10-11 УК РСФСР. Приговор: к 3 годам лишения свободы. Реабилитирован 21 февраля 1990 г. Реабилитирован заключением прокурора Камчатской обл.
Источник: База данных о жертвах репрессий Камчатской обл.

Информация Владимира Ивановича Самборко (Соболево, ул. Заречная,2-Б. кв. 8, телефон +7-415-36-32-186, мобильный 8-902-46-45-204 Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.)

   Из воспоминаний Бориса Амвросиевича Сметанина.

     Жители  Соболево в конце двадцатых годов занимались зимой охотой, летом и весной рыбалкой. Все прочнее становилась в здешних местах Советская власть, оживленнее жизнь. Из райцентра (до 1946 года это был Усть-Большерецк) чаще стали приезжать уполномоченные. Они рассказывали о проходящей на материке коллективизации, о ТОЗах – товариществах общественного земледелия, о других новостях. Хотя и с большим опозданием, но регулярно поступала к нам областная газета «Полярная звезда». В Соболево ТОЗ было организовано летом 1929 года. Его председателем был Савва Макарович Самборко. Члены товарищества, которое просуществовало два года, сами учились и учили других  обрабатывать землю.
      В 1930 году создается первым на западном побережье колхоз «Пионер Запада». Событию этому предшествовали большие дебаты и споры: что лучше – колхоз или ТОЗ?
      Жизнь в селе преображалась буквально на газах. В клубе организовали драмкружок. Связист В.И. Пронин, местные парни Александр Васильевич Спешнев, Михаил Васильевич Спешнев, Виктор Михайлович Бенкис, Николай Северинович Карлсон и другие ставили на сельской сцене пьески-спектакли, организовали музыкальный инструментальный ансамбль. По-новому жить начинали…
       И как снег в летний солнечный день свалилась на сельчан горькая  весть- начались аресты. Летом 1931 года первым был арестован С.М.Самборко. Затем пришел черед Калиновского, Храмова… Словно тень нависла над каждым домом в разных селах.
За что?
Почему?
В чем  виноват?
Кто следующий?
Всех арестованных вывезли пароходом  в Петропавловск.
      Новая волна арестов нахлынула с началом 1932 года. Она захлестнула все побережье. Партии  арестованных формировались из русских, коряков, ительменов с Паланы, Тигиля… Причем делалось это все рассчитано: как только подходил очередной этап с севера  до Крутогорово начинались аресты в Соболево для того, чтобы пополнить колонну новыми «врагами». Так попали под конвой Н.А. Ворошилов, У.М. Самборко-брат уже арестованного С.М.Самборко.
      13 февраля 1932 года арестовали моего отца Амвросия Кузьмича Сметанина. Что мы пережили тогда?  Горечь, отчаяние… И сейчас об этих днях вспоминать больно. А тогда…
       Маленький лучик надежды блеснул летом того же 1932 года – пешком из Петропавловска вернулся освобожденный У.М.Самборко, в конце года из Владивостока добрался до родины его брат С.М.Самборко. В Облуковино вернулся кто-то из Косыгиных, в Соболево - Н.А.Ворошилов. Думалось, может и мой отец арестован по ошибке, что эту ошибку исправили, и он тоже добирается домой где на попутках, где пешком.
          Пришло очередное лето. И с ним очередные аресты. В 1933 году вновь арестовывают С.М.Самборко и Н.А.Ворошилова. Кого-то взяли на рыбокомбинате… Вновь всех вывезли. Проходит еще один год, проходят еще аресты.
           Как передать те чувства, нас тогда охватывавшие, когда неизвестна сегодня судьба вчерашнего соседа, когда неизвестна  твоя собственная судьба завтра? Весточек с этапов не приходило, а ненадолго вернувшиеся были неразговорчивы… В число «врагов» попали молодой бухгалтер колхоза «Пионер Запада» Н.Н.Селиванов и колхозники П.В.Спешнев первый (был еще П.В.Спешнев второй), А.С.Карлсон. Инициативным (по арестам)был председатель Крутогоровского сельсовета Г.С.Борисов. Инициативным до ареста…  К сожалению не могу назвать всех земляков, кого арестовали в Руси, Колпаково, Крутогорово, Облуковино. Многих я либо плохо знал - фамилии их в памяти не сохранились, либо не знал вовсе. Последний этап Соболевских я встретил в Большерецке, где был на курсах счетоводов. Из всех мною упомянутых арестованных, кроме У.М.Самборко (он умер в Соболево) , вывезенных на Колыму, никто не вернулся и дальнейшая их судьба мне неизвестна.
        Первую весточку от отца мы получили из Нагаево-охотоморского порта Колымы. Он писал, что осенью 1933 года в Хабаровск5ой тюрьме им объявили приговор. В камеру вошли трое. Одного из них отец узнал - это был судья Кроцкий (как-то зимой он проезжал по западному побережью, разбирал судебные дела. Гостиниц, понятное дело, не было в Соболево, он останавливался у нас в доме). В камере всем приказали встать. Кроцкий  называл фамилии и объявлял срок. Меньше десяти лет никому не давали. Оказывается,  это был суд  «тройки». Как писал отец, никаких обвинений не предъявляли, объявляли только срок. И все. Заключенных в камере было больше 10 человек. Назвали всех кроме отца. Когда «тройка» собралась уже выходить, отец обратился к судье по имени-отчеству и спросил: « А сколько же дали мне?» Кроцкий посмотрел на меня,-читали мы в письме и крикнул: «Тебе три года». Отец спросил: «За что?» Судья не ответил, махнул рукой и вышел.
         После объявления срока заключенных вывезли в Нагаево. Там разъединили по разным этапам и лагерям. Дальнейшую судьбу друг друга никто не знал.
          Три года срок небольшой и уже в конце 1936 года отца должны были освободить. Но при таинственных обстоятельствах его «умерли». В письме из Дальстроя из Владивостока, которое мы получили  в 1939 году, нам  сообщили, что надо прибыть за вещами отца
. Почему во Владивосток, если отец отбывал срок на Колыме?
Почему в 1939-м, если срок заканчивался в 1936-м?
И какие вещи могут быть у арестанта?
Ответа на эти вопросы мы конечно не получили.
         Однажды мне представилась возможность побывать в этом самом Дальстрое. Меня привезли на склад. Он был из металла длиной 40-50 метров и шириной 15-20 метров. Половина склада была завалена сверху до низу мешками, одеялами, тряпьем, перевязанным шпагатом. И на каждом тряпичном свертке были бирки с фамилиями и инициалами погибших «врагов» народа. Тогда, словно наяву, я увидел те тысячи и тысячи людей, кому принадлежали эти «вещи». И я с отвращением покинул этот склад.
         Из всех арестованных соболевчан, насколько я знаю, посмертно был реабилитирован только один – Савва Макарович Самборко. Судьба остальных осталась неизвестна. Знаю только, что у многих остались дети, у которых выросли свои дети, может уже и внуки. И им, наверное, небезразлична судьба отцов и дедов, родственников близких и дальних, чьи имена незаслуженно вычеркнуты из истории.
      
                                           Газета «Рассвет» от 28 января 1989 года.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

СМЕТАНИНЫ 17 фев 2010 03:06 #1271

  • Краевед
  • Краевед аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 1079
  • Спасибо получено: 7
  • Репутация: 1
Если Петропавловские мещане Сметанины -- возможные прямые потомки Лаврентия Сметанина, то его харчинский крестник Василий Лаврентьевич Сметанин пошел еще дальше -- сам стал мореходом.

1773 г. промышленники «Св. Евпла»: Тигильское ведомство, Седанкинский острожек – Иван Пройдошев, Алексей Петрович Черных Русский из Мильково, пашенный крестьянин Федор Васильевич Кошкарев Крутогоровский острожек – Федор Яковлевич Верещагин Щековский острожек – Козма Кудрин, Семен Бабарыкин Верхнего острогу подушный плательщик Данило Федорович Бабарыкин Верхнего острога камчадал Григорий Семенович Мутовин Тигильской ведомости, Седанский острожек – Павел Жюков Еловский острожек – Сидор Васильевич Колегов Хареинский (Харчинский?) острожек – Василий Лаврентьевич Сметанин Седанский острожек – Максим Андреев Бекирев Большерецкой ведомости Озреновсский остр. – Осип Иванович Асланов, Сидор Борисович Дехтерев Нижнего уезда деревни Ключевской крестьянин Кирило Петров Голых Щегловский остр. Кирило Бабарыкин Камчатский купец Захар Иванов Снофидов ( за него работником послан Двуюрточного острожка Никифор Гаврилович Чюбаевский) Камчатский купец Егор Иванович Холщевников (за него пошел на промысел брат Семен) Нижнего острогу казак Андрей Расторгуев Макарова Р.В., Русские на Тихом океане во второй половине XYIII века, М., 1968 г.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

СМЕТАНИНЫ 22 март 2010 00:16 #1424

  • Камчадал
  • Камчадал аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 1401
  • Спасибо получено: 3
  • Репутация: 0

участник Великой Отечественной войны, житель Соболевского района


Сметанин Борис Амвросьевич - уроженец п. Крутогорово Соболевского района. Родился в 1919 году. Накануне войны проходил срочную службу в стрелковом полку в Амурской области. Вместе с ним служили земляки из с.Русь М.Пермяков, И .Скалин, И.Агапов, А.Глызин, А.Климовский .В апреле 1941г. их воинскую часть передислоцировали на запад, в г.Брест. С первых дней войны Б. Сметанин стал участником боевых действий. Рано утром 22 июня 1941г. немцы прямой наводкой со стороны реки Буг расстреляли казармы в городке неподалеку от Брестской крепости, где базировалась 22-я танковая моторизованная дивизия. Под разрывами первых снарядов погиб Михаил Пермяков. Борису Сметанину чудом удалось выжить. С боями часть, где он воевал, отступала из Бреста. Трижды попадали в окружение, к своим регулярным частям пробивались с тяжелыми боями. В одном из окружений Борису удалось связкой гранат подорвать фашистский танк. Были кровопролитные бои под Рудней на реке Сож. В одном из боев наш односельчанин из станкового пулемета уничтожил вражеского снайпера. В августе 1941г.он был контужен, тяжело ранен и попал в госпиталь, затем эвакуирован в тыл. После длительного лечения его комиссовали по ранению. В 1942г.солдат вернулся домой. В январе 1944г.Сметанина Б.А. назначили председателем Соболевского сельсовета. В ведение Соболевского сельсовета тогда входил и рыбокомбинат им.С.М.Кирова с пятью населенными пунктами и с.Русь. Находясь в глубоком тылу, фронтовик продолжал трудиться во имя Победы, мобилизуя население на обработку рыбы. Передовая для него переместилась в рыбные цеха. Рабочих рук постоянно не хватало, а планы по сдаче рыбной продукции для фронта были большие.

Борис Амвросьевич награжден медалью «За боевые заслуги», «За победу над Германией».

После войны Сметанин Б.А. более тридцати лет, до выхода на пенсию, жил в Соболево. Был председателем Соболевского сельского Совета, заведующим райгосархивом, трудился в Соболевском аэропорту. Умер в 1994 году в г.Владивостоке.

В настоящее время в Соболево проживает дочь Бориса Амвросьевича- Иванова Людмила Борисовна.

Материал подготовлен Еловской О.Н (Соболевская библиотека). по материалам газет Соболевского района - "Камчатский рыбак", "Рассвет"
Администратор запретил публиковать записи гостям.
  • Страница:
  • 1
  • 2
Время создания страницы: 0.322 секунд