Николай Бушнев. «Ясак и пашня»

Это второе издание исторического романа «Ясак и пашня» писателя Николая Леонидовича Бушнева (впервые книга вышла в 2004 году).

Роман основан на исторических событиях, происходивших на Камчатке в 1730–1746 годах. Первая часть под названием «Окровавленный мех» рассказывает о бунте в 1731–1732 годах ительменов против беспредела сборщиков ясака и о последствиях этого бунта; вторая часть под названием «Зяблые всходы» освещает первые попытки Российского государства завести на полуострове землепашество.

Прототипы главных героев — реальные люди: геодезист Михайло Гвоздев, ссыльный генерал-майор Григорий Скорняков- Писарев, казак Никифор Колыгов, матрос Кузьма Клочев (Щербак), казачий сын Никита Родихин, ительмены Федор Харчин, Алексей Лазуков, Камак.

Подробнее...

Орден кромешников

Эта книга, вполне вероятно, никогда не была бы написана, если бы, совершенно случайно, при сборе материалов по истории Камчатки, я не нашел бы сообщение (источник которого мне неясен до сих пор) о том, что среди камчатских ссыльных был некий Василий Колычев, сосланный по «делу о царевиче Алексее Петровиче».

Работая над материалами по истории камчатской политической ссылки, мне приходилось распутывать самые невероятные тайные узелки причин ссылки на Камчатку тех или иных «государственных преступников», о вине которых официальные источники по разным причинам умалчивали, а из списка лиц «благородных» (в первую очередь семейных родословных книг) они были исключены. Так появились книги «Встречь солнцу», «Экипаж мятежного галиота», «Фаворит Ее Высочества», «Масонский заговор», «Командиры Охотско-Камчатского края», «Братья Государыни-Невесты»…

Подробнее...

Командиры Охотско-Камчатского края

Среди самых верных царю Петру людей, которые вошли в историю России как «птенцы гнезда Петрова», были и эти двое — безродный еврей Антон Девиер и потомок польского шляхтича Григорий Скорняков-Писарев.

В «Записках князя Петра Долгорукова» о происхождении первого из них — Антуана (Арона) Девиера (Девьера или Antonio Manuel de Vieira) — информации совсем немного: «Первый граф Девьер происходил из семьи обосновавшихся в Голландии португальских изгнанников-евреев по имени Девьер. Его отец был крещен под именем Эммануила; сын, получивший при крещении имя Антуан, был еще ребенком-юнгой (примерно 1682 г. р. — С. В.) на корабле, когда Петр I заметил его и взял к себе на службу (шел 1697 год — С. В.). Сначала паж и фаворит, затем царский денщик, он стал генерал-адъютантом и обер-полицмейстером Петербурга. Исполнительный и усердный на службе, среднего ума, он не обладал никакими нравственными принципами; но милый, услужливый и веселый по своему складу, он всегда был желанным при дворе».

Подробнее...

Масонский заговор: часть первая. Царское семя

В одном из исследований по истории масонства в России читаем: «Масоны-аристократы к концу 70-х годов (XIX века — С. В.) качнулись резко вправо, включившись в дотоле неизвестное в России движение и создав тайную, глубоко законспирированную антиреволюционную организацию “Священная дружина”, передавая туда весь свой опыт работы в подполье. Изверившись в способности жандармов и полиции уничтожить радикалов и левых террористов законным путем, члены “Священной дружины” объявили радикалам войну вплоть до террора. На руководящих постах в “Дружине” было много потомственных масонов — “от дедов”. Так, ее ЦК возглавлял граф Воронцов-Дашков, петербургский совет — Шувалов, а московский — князь Долгорукий.

Эти люди были весьма недовольны и либеральной политикой царя Александра II, освободившего крестьян, давшего много прав либералам из земств и ограничившего судебный произвол, введя суд присяжных. Пик недовольства царем пришелся на начало весны 1881 г., когда Александр II решил опубликовать конституцию, вводившую в стране конституционно-монархический строй. К убийству царя стремились и левые радикалы из “Народной воли”, и махровые реакционеры из “Священной дружины”.

Подробнее...

Масонский заговор: часть вторая. Крестник Петра Великого

Слово историку Сергею Соловьеву: «Дело состояло в следующем: камер-лакей Александр Турчанинов, Преображенского полка прапорщик Петр Ивашкин, Измайловского полка сержант Иван Сновидов составляли заговор с целью захватить и умертвить Елизавету и племянника ее, герцога Голштинского, и возвести на престол свергнутого Иоанна Антоновича; они говорили, что Елизавета и сестра ее Анна прижиты вне брака и потому незаконные дочери Петра Великого. Дело тянулось до декабря, когда виновных высекли кнутом и сослали в Сибирь, у Турчанинова вырезавши язык и ноздри, а у двоих товарищей его только ноздри».

Информации, как видим, очень мало, и из нее трудно что-либо понять.

Следующий источник называется «Из дела о камер-лакее Турчанинове и других лицах, сужденных за намерение лишить престола императрицу Елизавету. 1742 года».

Подробнее...

Масонский заговор: часть третья. Иосафат Батурин

В 1748 году в России возникла угроза нового дворцового переворота. Насколько серьезной была эта угроза, попытался разобраться историк Александр Платонович Барсуков, проведя собственное расследование, итоги которого он опубликовал в журнале «Древняя и Новая Россия» № 2 за 1875 год.

К числу бедственных годов, пережитых многострадальною Москвою, бесспорно следует отнести 1748 и 1749 годы Елисаветинского царствования. То была самая суровая пора в истории крепостного права в России. Правительство, в видах обеспечения более правильного платежа податей, принуждено было предпринять, около того времени, ряд мер, очевидно клонившихся к прикреплению податного сословия и расширению пределов господской власти. Так, в 1742 году, повелено было произвести новую всенародную перепись. Главная цель этой меры определялась следующими словами инструкции, данной ревизорам: «дабы ни один без положения не оставался». Таким образом, закон стирал последние признаки личной свободы.

Подробнее...

Масонский заговор: часть четвертая. Братья Хрущовы

Конечно, круг русских революционеров поначалу, вспоминая классиков марксизма-ленинизма, был очень узок, и они — эти первые революционеры — были не только страшно далеки от народа, но и всегда были чужды этому народу, так как сам народ русский ни в коей мере не интересовал этих дворцовых заговорщиков, авантюристов и политических интриганов.

Но все-таки народонаселения России, в том числе и в высшей аристократической среде, вроде как хватало, чтобы можно было разнообразить свои брачные отношения.

Но, увы… Мы подходим уже к четвертой части нашего рассказа, а фамильные гнезда, откуда появлялись на свет Божий новые дворцовые заговорщики, по-прежнему оставались теми же…

Подробнее...

Масонский заговор: часть пятая. Братья Гурьевы

Говоря по поводу дела о заговоре братьев Хрущовых и Гурьевых, историк масонства Олег Платонов пишет следующее:

«С масонскими заговорщиками Екатерина II сталкивается в первый же год своего царствования. Представители древнего дворянского рода братья Гурьевы Семен, Иван и Петр уличаются в заговоре в пользу Иоанна Антоновича, содержащегося в Шлиссельбургской крепости. На следствии выяснились определенная их связь с масонами Н. И. Паниным и И. И. Шуваловым, а также непонятная осведомленность об Иоанне Антоновиче и месте его пребывания (что держалось в строжайшей тайне). Заговорщики признавались: «Мы стоим за то, для чего царевич не коронован, а теперь сомнения у Панина с Шуваловым, кому правителем быть» [Русский Биографический Словарь. Павел — Петр. Санкт-Петербург, 1902. Т. 13. С. 194]. Преступники были сосланы на Камчатку и в Якутск».

Подробнее...

Масонский заговор: часть шестая. Братья Степановы

В 1756 году масон Адам Васильевич Олсуфьев сообщал руководителю Тайной канцелярии Александру Ивановичу Шувалову о наличии масонской ложи семьи Воронцовых, имеющей пропрусскую ориентацию и объединяющую, как мы выяснили, многих кровных представителей царствуюющей фамилии.

Шуваловы не входили в это число, так как не блистали своим аристократическим происхождением и совершенно случайно, пользуясь только личным расположением Елизаветы Петровны, попали в число первых лиц империи, как и Алексей Григорьевич Разумовский и его брат Кирилл Григорьевич — сыновья обыкновенного казака.

Подробнее...

Братья государыни-невесты

Князья Долгоруковы сыграли в истории России исключительную по важности роль. Правда, обычно путают князя Юрия Долгорукого, основателя Москвы, с князьями Долгоруковыми и Долгорукими, которые, если и были родственниками — Рюриковичами — то весьма и весьма отдаленными.

В «Записках князя Петра Долгорукова» истории рода отведено всего две строчки: «Я не буду рассказывать здесь о генеалогии своей семьи: всем известно, что она очень древняя и восходит к Рюрику».

Но это несколько не так. Да, происходят Долгоруковы от Рюрика — это аксиома, от черниговской ветви династии, а именно — от князей Оболенских.

Подробнее...

Масонский заговор

В одном из исследований по истории масонства в России читаем: ≪Масоны-аристократы к концу 70-х годов (XIX века — С. В.) качнулись резко вправо, включившись в дотоле неизвестное в России движение и создав тайную, глубоко законспирированную антиреволюционную организацию “Священная дружина”, передавая туда весь свой опыт работы в подполье. Изверившись в способности жандармов и полиции уничтожить радикалов и левых террористов законным путем, члены “Священной дружины” объявили радикалам войну вплоть до террора. На руководящих постах в “Дружине” было много потомственных масонов — “от дедов”. Так, ее ЦК возглавлял граф Воронцов-Дашков, петербургский совет — Шувалов,а московский — князь Долгорукий.

Подробнее...

Большерецкий бунт 1771 г. Материалы расследования

О Большерецком (на Камчатке) бунте 1771 года известно мало, хотя о предводителе этого бунта — камчатском ссыльном Августе Морице Беньевском написаны сотни книг. Но в этих книгах мало правды — потому что они написаны со слов самого Беньевского, который был под стать еще одному российскому гражданину — барону Мюнхгаузену, и столь же известен в мире, как отчаянный враль и авантюрист.

Безусловно, большерецкие беглецы совершили невероятное по меркам того времени — на промысловом морском судне они (впервые в мире!!!) осуществили переход из Большерецка в Китай, куда не добирался еще ни один русский мореход. И вообще это плавание показало потрясающее мореходное отличие русских промышленников, которые на хлипких «шитиках», построенных без единого гвоздя, преодолевали просторы Северной Пацифики в самой ярой его части, где шторма свирепствуют постоянно и беспощадно, от мореходов на правительственной службе, которые осуществляли плавания в Тихом океане

Подробнее...

Камчадалы — герои Отечества

Этот очерк был задуман, когда практически полностью уже была готова книга «Камчадалы — защитники Отечества», в которой мы рассказывали о преемственности поколений коренных жителей Камчатки, принимавших на протяжении столетия самое непосредственное участие в главных событиях полуострова — обороне Петропавловского порта, Русско-японской войне и Курильском десанте — когда отцы-воины передавали эстафету защитников Отечества сыновьям, деды — внукам.

Но при этом из нашего рассказа выпали представители камчатских династий, принимавшие участие в других великих сражениях, выпавших на долю нашего народа, — Отечественной войне 1812 года и Первой мировой войне.

Подробнее...

«Осени светлая печаль»

30 сентября 2018 года этого замечательного человека — Федора Афиногеновича Греченина — не стало. Но он оставил о себе замечательную Память — как коренной камчадал, искренне и нежно любящий свою родину; как фотохудожник, старающийся запечатлеть красоту родной природы; как писатель, который долгое время оставался неизвестным своим будущим поклонникам…
Это был бесхитростный, добрый человек с мягким чувством юмора и неустанной заботой о тех, кто его окружал, — он мастерил, рисовал, клеил, строгал, пилил и щедро дарил сотворенное своими золотыми руками людям. В музее нашего просветительского центра «Страна рыбы и рыбоедов» хранятся его фотографии и созданные его руками макеты собачьих нарт, летней камчадальской заимки…
В этой книге, которую он не дождался и о которой всегда мечтал, Федор Афиногенович Греченин раскрывается еще и как замечательный рассказчик, мастер слова, наблюдательный и очень мудрый человек.

Подробнее...