Камчатка: SOS!
Save Our Salmon!
Спасем Наш Лосось!
Сохраним Лососей ВМЕСТЕ!

  • s1

    SOS – в буквальном переводе значит «Спасите наши души!».

    Камчатка тоже посылает миру свой сигнал о спасении – «Спасите нашего лосося!»: “Save our salmon!”.

  • s2

    Именно здесь, в Стране Лососей, на Камчатке, – сохранилось в первозданном виде все биологического многообразие диких стад тихоокеанских лососей. Но массовое браконьерство – криминальный икряной бизнес – принял здесь просто гигантские масштабы.

  • s3

    Уничтожение лососей происходит прямо в «родильных домах» – на нерестилищах.

  • s4

    Коррупция в образе рыбной мафии практически полностью парализовала деятельность государственных рыбоохранных и правоохранительных структур, превратив эту деятельность в формальность. И процесс этот принял, по всей видимости, необратимый характер.

  • s5

    Камчатский региональный общественный фонд «Сохраним лососей ВМЕСТЕ!» разработал проект поддержки мировым сообществом общественного движения по охране камчатских лососей: он заключается в продвижении по миру бренда «Дикий лосось Камчатки», разработанный Фондом.

  • s6

    Его образ: Ворон-Кутх – прародитель северного человечества, благодарно обнимающий Лосося – кормильца и спасителя его детей-северян и всех кто живет на Севере.

  • s7

    Каждый, кто приобретает сувениры с этим изображением, не только продвигает в мире бренд дикого лосося Камчатки, но и заставляет задуматься других о последствиях того, что творят сегодня браконьеры на Камчатке.

  • s8

    Но главное, это позволит Фонду организовать дополнительный сбор средств, осуществляемый на благотворительной основе, для организации на Камчатке уникального экологического тура для добровольцев-волонтеров со всего мира:

  • s9

    «Сафари на браконьеров» – фото-видеоохота на браконьеров с использованием самых современных технологий по отслеживанию этих тайных криминальных группировок.

  • s10

    Еще более важен, контроль за деятельностью государственных рыбоохранных и правоохранительных структур по предотвращению преступлений, направленных против дикого лосося Камчатки, являющегося не только национальным богатством России, но и природным наследием всего человечества.

  • s11

    Камчатский региональный общественный фонд «Сохраним лососей ВМЕСТЕ!» обращается ко всем неравнодушным людям: «Save our salmon!» – Сохраним нашего лосося! – SOS!!!

  • s12
  • s13
  • s14
  • s15
Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня
  • Страница:
  • 1
  • 2

ТЕМА: Юшины

Юшины 22 сен 2011 21:04 #449

  • Сергей Вахрин
  • Сергей Вахрин аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 1067
  • Спасибо получено: 5
  • Репутация: 2
1998 г. Потомки остроклювого бога (Камчадалы). С. Вахрин

РОДНИКИ

Память... Она в каждом из нас. Как сердце. Неощутима, пока не приходит боль.
...Корень юшинский уходит в далекое прошлое. По приказу Петра Великого были направлены архангелогородские поморы на Камчатку, чтобы приблизить дальний, богатый мехами и всякими диковинами, полуостров к земле Сибирской, а то в обход Охотского моря слишком долгим и опасным был путь казаков-ясачников, хотя в те времена жизни людские дорого не ценились: главное, пушнина пропадала. А она ведь шла в государеву казну!
Какую роль играл в те времена Юшин — неведомо. Был, правда, в экспедиции Беринга подштурман Харлаам Юшин, но родник ли он или просто однофамилец — пока неясно. Как неясно еще многое. Был бы в целости архив дяди — историка — кое-что прояснилось бы: так много было материала по камчатской старине. Но пропал архив бесследно после смерти Роберта Павловича. И отец, видимо, этого тоже боялся — завещал весь свой архив, как наследство, ему — Павлу.
...За окнами ярким бисером звезд расшито ночное небо. Так же, как и сотни лет назад над маленькой крепостью, затерявшейся в необжитой еще земле...
Уже пожелтели газетные страницы — всего за несколько лет до смерти опубликовал Николай Павлович свои воспоминания в тигильской районной газете. Бежит время, бьют его родники, ручьями растекаются по земле, и вот уже новое поколение Юшиных растет.
Вчитывался Павел в скупые вырезки и пытался понять отца — для чего все это? Мало ли историков, краеведов, музейных работников, для кого все это — работа: изучают, пишут, и не так кратко и сухо... Стоит ли вот ему, Павлу, взяться за описание собственной жизни? Вроде, нечего — учился, служил, потом вуз окончил, женился, работал... Обычная жизнь — схема какая-то... Не то, что у деда...
Тому было 26 лет — на шесть лет, стало быть, помоложе собственного внука был — когда началась русско-японская война. По приказу начальника Петропавловского уезда Сильницкого на Камчатке были организованы многочисленные дружины народного ополчения. Павел Иосифович Юшин возглавил Тигильскую. И командовал неплохо: за события в устье реки Воямполка был награжден Георгиевским крестом.
События же разворачивались в тот год стремительно. На материке шла война. Зная, что на Камчатке русских войск нет, японские шхуны смело подходили к ее берегам, чувствуя себя по-хозяйски, уверенно и нагло. Действовали в открытую, знали — скоро здешние рыбные промыслы будут в их руках. Потому уже сейчас выбирали, отыскивая для себя самые рыбные реки, чтобы потом, выиграв войну, успеть и на Камчатке урвать кусок пожирнее, а то, глядишь, американцы перехватят — руки у тех длинные, а ссориться с ними не хочется: только в дружбе с американцами можно было противостоять поверженной России и навязывать ей свою волю на Тихом океане... И спешили быть первыми, рыскали у камчатских берегов, заходили в устья богатых лососем рек: дружба — дружбой, а будущий барыш ни с кем делить не хотелось.
И вот одна такая шхуна встала в устье реки Воямполки. Под видом мирных рыбаков японцы изучали местность, прикидывали будущее расположение рыбалок, консервных заводов, подсчитывали реальную прибыль от богатств этой северной реки. И не заметили, как подошел ополченский отряд Юшина, предупрежденный о появлении японцев своими секретами, как, пользуясь предрассветным туманом и ранними часами, когда сон притупляет бдительность, легкие камчадальские баты скользнули к бортам шхуны. Бой был коротким, но яростным. И казаки его выиграли.
...Павел вновь и вновь перечитывал страницы этого рассказа о бое на Воямполке в 1904 году. Во что верили ополченцы, пытаясь своими, пусть и решительными, но малыми силами противостоять тем, от кого несла поражение сейчас Россия? Безрассудство? Слепое подчинение приказу?... Нет, не были наивными эти люди, привыкшие выходить один на один с медведем, ни тем более безрассудными. Значит, была вера: защищали они свое Отечество, своих детей.
И не их вина, а горе это людское, что проиграли войну царские генералы, и летом 1906 года в соответствии с XI-й и XII-й статьями Портсмутского договора в Петербурге начались русско-японские переговоры по вопросам торговли и рыболовства. Японский уполномоченный Ичиро Мотоно представил проект конвенции, по которой по всему морскому побережью Дальнего Востока, за исключением устьев рек, некоторых бухт и заливов, японские рыбаки наравне с русскими могли получать с торгов рыболовные участки, на которых работали бы японские рабочие и куда можно было беспошлинно привозить все необходимое. Договор был подписан сроком на 12 лет.
Вот так! Смысл победы был в бое. Даже самой маленькой победы. Но при абсолютном поражении и большая победа превращается в мизер, в ноль, в ничто. Камчатские дружинники не были вне России, и не решала горстка людей на Камчатке своей судьбы отдельно от всех судеб страны, да и была ли их судьба вне истории, а историю решали за них сановные вельможи и цари-батюшки... И что — кресты... На груди ли... На могиле... Один сплошной обман на земле...
...Однажды, еще мальчонкой, Павел Иосифович приехал с дядей, частным командиром Тигильской крепости, взявшим на воспитание бойкого паренька из многодетной и бедной семьи брата, в корякское стойбище. Подвыпивший коряк хвастал Юшину:
— Смотри, командир, я теперь бокатый стал, — говорил он пошатываясь, — я хитрый, командир: все сополя продал, а мне японец Мотузики деньки тавал. Я теперь бокатый стал... — и он показал изумленному Ивану Михайловичу... пачку этикеток с консервных банок.
А когда Павлуша спросил дядю, почему он не догнал торговца и не вернул пушнину хозяину, тот лишь рукой махнул: «Многие пытались бороться с купцами, как нашими, так и иноземными, и никогда это добром не кончалось...»
Да, на Камчатке жилось не сладко. У Павла теперь достаточно оснований так считать. Вот хотя бы эти выписки из архива: на жалованье, столовое и прочее содержание от казны казакам полагалось по 9-10 рублей в месяц, и потому не вылезали они из долгов. Служили же они честно — опять же долг перед Отечеством.
А вообще это были обыкновенные сторожа-пограничники, охотники и рыболовы, как и все на Камчатке, оторванные, казалось бы, от всего, что происходит в самой России, далекие от всего этого, как и сама Камчатка. Вроде бы, там были свои беды, а здесь — свои. А оказалось, нет — общие. Общая нужда и общее горе.
Потому-то и сдружились в Тигиле казак Юшин, политические Рябиков и Девеев. И не ждали, как в красивой сказке доброго конца, ничего хорошего от русского царя: так немудрено будет разделить участь Русской Америки — с потрохами продадут...
И кто бы поверил тогда, что уже юшинский внук будет студентом энергетического института, работать на крупном заводе, иметь в подчинении людей с высшим образованием. Да и только ли внук: сыновья Павла Иосифовича, тот же Николай Павлович...
А ведь чего-то хотели и тогда, были же какие-то мечты, когда совершилась революция, и ее волна, что цунами, захлестнула Камчатку, когда избирали тигильчане Павла Иосифовича первым председателем волостного народно-революционного комитета, направляли делегатом на 1-й Чрезвычайный уездный съезд Советов в Петропавловск.
И он вез оттуда землякам очень важное — то, о чем мечталось: «Теперь мы сами будем распоряжаться богатствами своей земли...»
...Давно уже стали историей эти дни. Целые тома написаны, но остаются еще белые пятна.
Все имеет свои масштабы и познается в сравнении. Так и здесь: на юге и на севере полуострова власть была в руках белогвардейцев, а в Тигильской волости красные партизаны установили Советскую власть. И эту новую страницу истории создавали земляки Павла и, прежде всего, — дед.
Он старался для потомков, и потому внук дополняет сейчас эти разрозненные временем страницы, чтобы воссоединить прошлое с настоящим.
«...Последнюю свою ставку белогвардейский полковник Бочкарев, засевший в Гижиге, сделал на тигильчан. В селе была хорошая телеграфная связь с Петропавловском. Кроме того, с западного побережья решено было перебрасывать войска Северного экспедиционного отряда.
На что же рассчитывал здесь белогвардеец? На то, что из века в век несли тигильские казаки верную службу своему Отечеству? Что это формировало характер, суждения, взгляды, определяло позицию. А позиция солдата — это приказ его командира?!
Видимо, потому Бочкарев приказал превратить Тигиль в административно-пропускной белогвардейский пункт. И сам поверил в этот свой приказ.
Но выстрел в сердце Камчатки не получился. Вышла осечка. Когда же белогвардейцы попытались применить силу, — им же и переломили хребет красные партизаны из отряда Павла Иосифовича Юшина и установили Советскую власть по всей волости, а позже, влившись в отряд Григория Чубарова, тигильчане вместе с красноармейцами довершили разгром бочкаревцев на севере полуострова.
Нет, камчадалы уже не связывали будущее Камчатки со старой властью. Ее они уже всласть нахлебались, как и горюшка. И потому взялись за оружие, чтобы утвердить право, обещанное Советской властью — быть настоящим хозяином этой земли. Впереди еще было немало боев. Теперь уже с японцами, которым Советское правительство пока еще было вынуждено дать разрешение на аренду рыболовных участков. Но все увереннее становилась на ноги собственная рыбная промышленность, набирала силы, вытесняла иностранцев, контроль за промыслом которых на территории Тигильского района вел начальник районной милиции Павел Иосифович Юшин».
Так что продолжалась служба потомственного казака — он снова охранял свою, подлинно свою, землю, берег ее для своих детей, боролся против всего, что было направлено против интересов его родины. Подрастали и сыновья. И продолжалась биография...
А время было очень неспокойное. У самого устья реки Тигиль, рядом с русскими рыбалками располагались и японские. Японцы тоже ловили лосось. Только не в реке, а в море — ставными неводами, которые двух-трехкилометровой преградой вставали на пути тигильской рыбы. А что оставалось делать? Как было поднять Камчатку и создать здесь настоящую советскую рыбную промышленность, не подписав этого договора с Японией? Во-первых, японские браконьеры и так, безо всякого спроса, хищнически промышляли камчатскую рыбу, — где только могли. А могли практически везде: попробуй усмотри и догони. Проконтролируй эту армаду шхун и пароходов, когда с великим трудом находили во Владивостоке паровую «калошу», чтобы доставить с материка в Тигиль хотя бы продовольствие. Вот и грабят. И не защитишься, не имея силенок. А по договору они хоть за эту рыбу золотом платят. А, во-вторых, согласно рыболовной конвенции японцы берут на себя и обеспечение Камчатки продовольствием и различным промысловым оборудованием рождающуюся рыбную промышленность. И придет время, когда не захотят, а потеснятся, а потом и вовсе уберутся из наших вод.
Пока же терпеть надо, сжимать зубы до боли, копить силушку, чтобы при случае посчитаться... И есть за что.
В последнее время тигильские рыбаки очень часто встречали на рыбалке начальника милиции пьяным прищуром, смехом, каким-то полувиноватым, полуподленьким. Сын, Коля, это ощущал просто физически: словно кто водил ему по коже чем-то горячим. Отец каменел лицом, шаги его делались тяжелыми, точно ноги не сгибались в коленях, глаза темнели, заполняясь до краев злой слезой, как тигильское устье в лютый осенний шторм.
— Так! — бросал он, как камень. И лица, виноватясь, прятались в толпе, втягивались, сжимались, кривились. А бывало — кто-то хихикал, ухмылялся, юродничал. И клокотало все в Коле, будто плескал кипяток из своей души отец не только в эти пьяные лица, но и на раскаленные камни в душе сына. А чем помочь отцу, он не знал. Да и сам отец — Коля видел — сидел на бревнышке у реки — глаза задумчивые, грустные, губы вздрагивают: видно, разговаривает сам с собой, а о чем, отсюда, из-за кустов, и не расслышишь. Наверное, япошек ругает. Конечно, это они спирт привезли, на рыбу его у наших рыбаков меняют. Вот бы выследить. Отец уже столько времени ищет этот тайник, где японцы спирт прячут, и все бесполезно. Вот бы отыскать! Опасно, правда, — рассказывают, что японцы и убить могут: много темных дел за ними числится. Вон, по пьянке уже сколько людей утопло, а поди разбери: то ли он на самом деле пьяный был, то ли подстроил кто... В отца сколько раз уже стреляли ночью, а кому еще, кроме японцев, он насолил — держит их за горло, не дает нашей рыбой, как своей, распоряжаться...
Долго еще кареглазый мальчик смотрел из-за кустов на отца. Жалел его и не понимал еще, что рождалось в это время в собственной душе, и почему так охотно подчиняется он этой внутренней силе и даже не страшно вовсе, так, посасывает только немного под ложечкой...
...Все произошло случайно, как бы само собой. Они с ребятами ходили по грибы и, отдыхая, развалились в траве на полянке, закрытой со всех сторон густыми зарослями шеламайника. Вдруг мимо прошли японцы. Несколько человек. Переговариваясь на ходу чуть ли не шепотом и все время оглядываясь по сторонам. Ребят они не заметили. А те, обмирая от страха, ползком скользнули за ними. Шеламайник надежно прикрывал разведчиков широкими листьями, только потревоженное травяное комарье жалило немилосердно, кусала крапива, палила руку горячая пучка, за которую Коля схватился сгоряча, схоронившись от японцев буквально в нескольких шагах от них. Те остановились и, подчиняясь приказу старшего — синдо, подвернули дерновину у кустов. Открылся лаз. От волнения у Коли вспотели ладошки. Он оглянулся. Сзади — то здесь, то там — горели возбужденные глаза товарищей. Сердчишки трепыхались у всех, да так громко, что неспокойно дернулся несколько раз, испуганно оглядываясь, синдо. Один раз Коля даже встретился с ним глазами. Юркие, как мышки, они не зацепились на его лице. Но дыхание у Коли перехватило так, что он чуть не задохнулся.
Из отверстия, откуда несло холодной сыростью, японцы вытащили несколько железных банок. Снова приложили к земле дерновину — и все исчезло, точно и не было здесь ничего и никого. Распрямилась примятая трава — никаких тебе следов. Но ребята и не рискнули рассматривать: пятясь задами, они углубились в лес, а оттуда — что есть духу к Павлу Иосифовичу.
Вы бы видели, как посветлело лицо отца, залучились глаза, как, скупой к ласкам, опустил он тяжелую жесткую ладонь на голову сына:
— Вот и у тебя, Николай, произошло боевое крещение.
...К японцам отправились большой группой. Синдо вежливо раскланивался, расплываясь в ядовитой улыбке. А глаза обеспокоенно перепрыгивали с одного лица на другое, ну совсем как мыши из норки в норку. Павел Иосифович сделал официальное заявление. Синдо притворился непонимающим:
— Сакэ нэ быро... русска групости говорит... я заставру отвецать...
Но за отцом пошел сразу. Там, у тайника, составили акт об обнаружении более ста литров спирта. А на следующий год в устье Тигиля уже не было японских рыбалок. Бой был дан по всем правилам.
Не предполагалось тогда, что в жизни у Николая будет еще много боев. В 1932 году Юшин закончил семилетку и был избран в только еще образовавшийся райком комсомола руководителем районной пионерии, а затем поехал учить грамоте камчадалят в Напане. Затем Ленинград, институт народов Севера. Николай Павлович готовился стать учителем. Но прежде ему пришлось стать солдатом: началась Великая Отечественная война.
«Ну вот, дорогой отец, — писал на Камчатку Николай, — настало время и мне служить верой и правдой своему Отечеству. Я призываюсь в Красную Армию. Этим я очень горжусь, ибо защита Родины есть священный долг каждого гражданина СССР... Я хотел стать учителем, а теперь буду солдатом. Сама жизнь указывает дорогу нашему поколению. Уходя в армию, я приложу все силы, чтобы быть достойным дисциплинированным бойцом...»
И шли письма на Камчатку, рассказывая о солдатской службе, о сложном международном положении в Европе. 22 июня 1941 года — вот как случается в жизни! — Павел Иосифович получил от сына последнюю мирную весточку:»...Никто не может гарантировать, что война не вспыхнет и на Тихом океане. И, может быть, еще раз вам придется тряхнуть стариной. И плечом к плечу мы с вами, отец, встанем в ряды защитников страны».
А на западе уже гремели бои. И сражался сын с фашистской нечистью. А внук, Павел, собрал сегодня воедино рассыпанные в памяти пожелтевшие от времени страницы той легендарной летописи священной для нас войны.
«ВОЙНА. Бежали по земле тени «юнкерсов», летели бомбы, дыбилась земля, надсадно выли мины. Этот вой остался в памяти сильнее прочих примет войны.
В боях у Днестра противник потеснил дивизию. Ему удалось отрезать один из полков, в котором оказался и взвод Николая Юшина. До самого последнего момента взвод сохранял связь между подразделениями. До самого последнего... Пока не сомкнулось вражеское кольцо. Но нужно было вырваться из окружения, вывести не только людей, но и сохранить боевую технику. План был дерзкий: на трехконных двуколках и трех парных телегах, как только стемнеет, без шума, без выстрелов поехать дорогой, занятой немцами, миновать захваченные ими села и соединиться со своими частями.
...Снят часовой на мосту. Связисты въехали в село, занятое немцами. Они ехали мимо танков, орудий, горящих костров, слышали чужую речь, пьяные песни. И нахлестывали лошадей.
Первое село миновали благополучно. А на окраине второго — нарвались на огонь. Фашисты стреляли на звук стука колес и цоконья копыт. В ответ полетели гранаты, залпом ударили винтовки. С боем прорвались, только два бойца были ранены и один убит.
Рассвет застал их у нашей передовой. Спустя три часа они были у своих.
За мужество и находчивость командующий Южным фронтом наградил Н. П. Юшина орденом Красной Звезды. Ему было присвоено звание младшего лейтенанта.

БОИ НА ЭЛЬТИГЕНЕ.
Глухой ночью 1 ноября десантники подошли к крымским берегам. Сильная волна заливала десантные баржи. Резче и холодней становился ветер. Штормовые волны. На палубе и надстройках появилась ледяная корка...
Отец вспоминал:
«Под ураганным огнем бросаемся в воду, выбираемся на берег, преодолеваем колючую проволоку, забрасываем ее бушлатами и шинелями. Прорвались. А тут — на тебе! — минное поле. Сколько там полегло наших!..
А на рассвете против нас были брошены части двух немецких пехотных дивизий с танками. В первый день мы отбили до двадцати контратак врага. Добиться успеха, несмотря на большой перевес, гитлеровцам не удалось. Тогда они решили взять нас измором. Лишили снабжения, перекрыли возможность эвакуации раненых. Но, несмотря ни на что, десантники продолжали сражаться. Но вот уже и боеприпасы на исходе, жажда мучает, нечего есть, много тяжелораненых... Получили приказ прорываться к основному десанту. А фашисты стремились столкнуть нас в воду Керченского пролива, раздавить гусеницами танков, уничтожить артиллерией, забросать бомбами с самолетов...
Темной декабрьской ночью десантники внезапным ударом прорвали кольцо окружения. И начался стремительный рейд по тылу врага. На Керченских высотах захватили немецкие доты и дзоты, но выбраться из них не могли — сверху насели немцы. Пришлось вызвать огонь на себя наших дальнобойных батарей, расположенных на Таманском полуострове, и выбираться под их прикрытием...»
А потом беспамятство, и друг, Петр Рожков, несколько километров нес на себе раненого командира.

НА БЕРЛИН.
Победная весна 1945 года. Ласково греет апрельское солнце. В редкие минуты между ожесточенными схватками с отчаянно сопротивляющимися гитлеровцами в предместьях вражеской столицы вздохнет полной грудью боец, и радостной птицей мелькнет мысль: «Скоро конец войны, скоро к родным, домой!»
Части 13-й гвардейской армии генерала Н. П. Пухова вышли к окраинам Берлина.
А перед самой победой, на участке, где действовали связисты-гвардейцы, произошло следующее: матерые гитлеровцы, сражающиеся с яростью обреченных, и юнцы-фанатики из «гитлер-югенд», вооруженные фауст-патронами, потеснили одно из наших подразделений, состоявшее в основном из малообстрелянных бойцов недавно прибывшего пополнения. И в этот момент прозвучал голос Юшина:
— Гвардейцы! За мной! Даешь Берлин!
Решительные и умные действия солдат-ветеранов помогли новобранцам прийти в себя, оправиться от временного замешательства, и вот уже гремит, нарастая, победный клич:
— Ура-а! Даешь Берлин!
И советские воины вступают на улицы Берлина. Яростно вспыхивают ожесточенные схватки. И здесь, на окраине вражеского логова, воин-камчадал был сражен осколком разорвавшегося фауст-патрона.
Здесь, в немецком городе Дебрене, и встретили раненные фронтовики день Великой Победы...
«Настал радостный долгожданный день Победы над Германией. Великая Отечественная война, которую вел советский народ против немецко-фашистских захватчиков, победоносно завершена. Германия полностью разгромлена, — говорилось в памятке, выданной гвардии старшему лейтенанту Н. П. Юшину командованием и Военным Советом 13-й армии. — В ходе войны воины Красной Армии и Вы в том числе отдали все силы делу защиты Отечества, пережили неисчислимые лишения и страдания. Кровь, пролитая на полях сражений, не пропала даром. Наше правое дело увенчалось полной победой.
Военный Совет 13-й армии поздравляет Вас с победоносным завершением Великой Отечественной войны и объявляет благодарность за самоотверженное служение Родине в составе войск 13-й армии...»

http://www.kamchadaly.ru/?con=kpub&linkid=60&id=60&id_cont=18&t_name=kamchad_pub&id_epoha=2&n=18&one=2&title=%D0%A0%D0%BE%D0%B4%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%B8+%28%D0%AE%D1%88%D0%B8%D0%BD%D1%8B%29
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Юшины 22 сен 2011 21:14 #776

  • Сергей Вахрин
  • Сергей Вахрин аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 1067
  • Спасибо получено: 5
  • Репутация: 2
Юшины -- потомственные казаки из Тигильской крепости, Тигильской казачьей команды, Тигильского казачьего отряда.

Самое раннее обнаруженное нами в архивах упоминание об этой фамилии относится к 1842 году: Юшин Хрисанф
1842 г., казак
ЦГА ДВ, ф. 1007, оп.1, д.255.

Как и когда казаки Юшины оказались на Камчатке, пока неизвестно.

Жили они не только в Тигиле, но и в Петропавловске:

Юшин Михаил Иванович (1832 г.р.)
отставной пятидесятник, 70 лет, находился при уборке порта в зиму 1854 и 1855 гг.
"Так в именной "Список ветеранов Петропавловского боя, происходившего 17-24 августа 1854 г., составленный в 1902 г., было внесено 9 человек, которым назначена ежемесячная пожизненная пенсия".
Горчаков А.А., Из истории обороны Петропавловского порта в 1854 г., 27-е Крашенинниковские чтения, П-К, 2010, стр. 106

Юшин Иван Хрисанфович (1837 г.р.)
Отставной казак казачьего ведомства, 1893, 56 лет
Жена -- по 2-му браку Капитолина Павловна (31) Дети -- Варвара (11), Елена (9).
Исповедальная роспись Петропавловского собора за 1893 г., ГАКК.

Юшин Александр Васильевич
Служащий казачьего ведомства, 1893 г., 29 лет
Жена -- Елена Иннокентьевна Дочь Ольга (3 мес.) Падчерица незаконнорожденная -- Параскева Попова - 8 лет.
Исповедальная роспись Петропавловского собора за 1893 г., ГАКК

Юшин Моисей
казак
Награжден Георгиевским крестом 4-ст. в русско-японскую войну 1904-1905г. ЦГА ДВ, ф. 1044, оп. 1, д. 129 из-под выстрелов японских крейсеров вынес в 1905 году казну уездного управления
Центральный Государственный архив Дальнего Востока, ф. 1044, оп.1 д.129

Юшин Дмитрий Иванович
Отставной казак, 1893 г., 38 лет.
Жена -- Екатерина Петровна Сын от первого брака -- Иоанн (14)
Исповедальная роспись Петропавловского собора за 1893 г., ГАКК

Юшин Иван Дмитриевич
Репрессирован
Юшин Иван Дмитриевич 1879 г.р. Место рождения: г. Петропавловск-Камчатский; русский; образование: 3 класса церковно-приходской школы; б/п; работал в личном хозяйстве.; место проживания: Тигильский р-н, с. Хайрюзово Арест: 10.07.1931 Осужд. 07.09.1932 тройка при ПП ОГПУ ДВК. Обв. по ст. 58-2-11 УК РСФСР (по т.н. "Тигильскому делу") Приговор: к 3 годам лишения свободы. Реаб. 03.08.1959 Реабилитирован определением Военного трибунала ДВО Источник: База данных о жертвах репрессий Камчатской обл.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Юшины 22 сен 2011 21:22 #1022

  • Сергей Вахрин
  • Сергей Вахрин аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 1067
  • Спасибо получено: 5
  • Репутация: 2
Тигильские казаки и кантонисты:

Юшин Иван Иосифович
казак, 41 г.
Дети: Анна (16), Пелагия (13), Дмитрий (9), Вера (5), Николай (1)
Исповедальная роспись Тигильской Христорождественской церкви за 1893 г., ГАКК

Юшин Ксенофонт Иосифович
казак, 29
Дети: Евдокия (7), Мария (5), Терентий (3), Иосиф (1)
Исповедальная роспись Тигильской Христорождественской церкви за 1893 г., ГАКК
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Юшины 22 сен 2011 21:24 #1216

  • Сергей Вахрин
  • Сергей Вахрин аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 1067
  • Спасибо получено: 5
  • Репутация: 2
Тигильчане Юшины -- участники обороны Камчатки в 1904-1905 гг.

Юшин Павел
Участник обороны Камчатки в период русско-японской войны 1904 - 1905 гг. Помощник командира Тигильской дружины.
Награжден Георгиевским крестом 4-й ст. за участие в боевых действиях в период русско-японской войны 1904-1905 гг. – «взятие с бою японской шхуны на р. Воямполке»,
Центральный Государственный архив Дальнего Востока, ф. 1044, оп.1 д.129

Юшин Дмитрий
Участник обороны Камчатки в период русско-японской войны 1904 - 1905 гг. (Тигильская дружина) с. Тигиль

Юшин Ивли
Кантонист. Участник обороны Камчатки в период русско-японской войны 1904 - 1905 гг. (Тигильская дружина) с. Тигиль

Юшин Ксенофонт
Участник обороны Камчатки в период русско-японской войны 1904 - 1905 гг. (Тигильская дружина) с. Тигиль

Юшин Николай.
Кантонист. Участник обороны Камчатки в период русско-японской войны 1904 - 1905 гг. (Тигильская дружина) с. Тигиль
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Юшины 22 сен 2011 21:38 #1377

  • Сергей Вахрин
  • Сергей Вахрин аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 1067
  • Спасибо получено: 5
  • Репутация: 2
Жертвы политических репрессий:

Юшин Иван Николаевич
Репрессирован по "Тигильскому делу"
1867 г.р. Место рождения: Камчатская обл., Тигильский р-н, с. Тигиль; русский; образование: сельская школа; б/п; работал в личном хозяйстве; место проживания: Камчатская обл., Тигильский р-н, с. Тигиль Арест: 10.07.1931 Осужд. 07.09.1932 тройка при ПП ОГПУ ДВК. Обв. по ст. 58-2-11 УК РСФСР (по т.н. "Тигильскому делу") Приговор: к 3 годам лишения свободы. Сведений о дальнейшей судьбе нет. Реаб. 03.08.1959 Реабилитирован определением Военного трибунала ДВО Источник: База данных о жертвах репрессий Камчатской обл.

Юшин Пантелеймон Иванович
Род. 14 февраля 1901 года. Родители -- казачий кантонист Тигильского отряда Иван Николаевич Юшин и законная жена его Анфиса Николаевна.
Восприемники -- казак Тигильского казачьего отряда Алексей Николаевич Попов. Св. Марк Попов.
Выписка из метрической книги Тигильской церкви за 1901 год, ГАКК

Юшин Пантелей Иванович
1901 г.р. Место рождения: Камчатская обл., Тигильский р-н, с. Тигиль; камчадал; образование: низшее; член ВКП(б); заведовал факторией АКОснабторга.; место проживания: Тигильский р-н, с. Палана Арест: 19.02.1938 Осужд. 01.12.1939 Облпрокурор. Обв. по ст. 58-1а-2-7-11 УК РСФСР Приговор: на основании ст. 204-б УПК дело прекращено, из-под стражи освобожден. Реаб. 19.12.1989 Реабилитирован постановлением прокурора Камчатской области Источник: База данных о жертвах репрессий Камчатской обл.

Юшин Аркадий Георгиевич
Репрессирован.
Юшин Аркадий Георгиевич 1880 г.р. Место рождения: Камчатская обл., Тигильский р-н, с. Тигиль; русский; образование: низшее; б/п; работал в своем хозяйстве.; место проживания: Камчатская обл., Тигильский р-н, с. Тигиль Арест: 08.10.1937 Осужд. 17.03.1938 тройка при УНКВД ДВК. Обв. без предъявления обвинения Расстр. 20.05.1938 Реаб. 28.06.1989 Реабилитирован заключением прокурора Камчатской области Источник: База данных о жертвах репрессий Камчатской обл.

По "Тигильскому делу" проходил и уроженец г. Петропавловска

Юшин Иван Дмитриевич
1879 г.р. Место рождения: г. Петропавловск-Камчатский; русский; образование: 3 класса церковно-приходской школы; б/п; работал в личном хозяйстве.; место проживания: Тигильский р-н, с. Хайрюзово Арест: 10.07.1931 Осужд. 07.09.1932 тройка при ПП ОГПУ ДВК. Обв. по ст. 58-2-11 УК РСФСР (по т.н. "Тигильскому делу") Приговор: к 3 годам лишения свободы. Реаб. 03.08.1959 Реабилитирован определением Военного трибунала ДВО.

А Юшин Терентий Ксенофонтович, житель с. Тигиль, наоборот, репрессирован по делу "Автономная Камчатка"
1892 г.р. Место рождения: Камчатская обл., Тигильский р-н, с. Тигиль; русский; образование: низшее; кандидат в члены ВКП(б); работал в личном хозяйстве.; место проживания: Камчатская обл., Тигильский р-н, с. Тигиль Арест: 04.05.1933 Осужд. 01.01.1934 тройка при ПП ОГПУ ДВК. Обв. по ст. 58-2-11 УК РСФСР (по т.н. делу "Автономная Камчатка") Приговор: 10 лет. Сведений о дальнейшей судьбе нет. Реаб. 27.04.1957 Реабилитирован определением Военного трибунала ДВО Источник: База данных о жертвах репрессий Камчатской обл.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Юшины 22 сен 2011 23:22 #1623

  • Сергей Вахрин
  • Сергей Вахрин аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 1067
  • Спасибо получено: 5
  • Репутация: 2
Значение фамилии Юшин (производная от Юхов)
Юхов

В западных регионах России вместо «ухо» говорили юха: «Юха – парень бойкий, всюду пролезет». В центральных районах про такого сказали бы: ухарь[ch8209]купец. Так что Юхиев, Юхин, Юхнин, Юхнов, Юхов, Юхтин – «однофамильцы» Уховых.

Дополнительная информация о происхождении фамилии:

1. От производных форм имени Юрий (Юран, Юрман, Юреня, Юрик) Юхно - форма имени Юрий, распространенная в северо-западной России. Юшко - тоже производная форма имени Юрий. Отсюда же и польско-белорусская фамилия Юшкевич.
2. Юрков, может быть, и от юрок - юркий, бойкий человек. (Ф). О других значениях, не связанных с именем Юрий , например, юр - высокое место, см. Юровский.
Юрьев. Фамилия кажется совсем простой: отчество от мужского личного имени Юрий. Но такого имени православная церковь не допускала, в святцах оно отсутствовало, и, следовательно, ни один русский не мог его носить - крещение было обязательным. Церковное имя Георгий из др.-греч. georgios - 'земледелец'. В народе это имя употреблялось в форме Егор. А князья-варяги приняли его в скандинавской форме Гюрги, которая на русской почве приобрела форму Юрий. Только очень поздно, к XIX в., имя Юрий стало широко употребляться. В наше время три формы одного имени превратились в самостоятельные имена, и только для представителей самого старшего поколения имя Георгий - Егор - Юрий доставляет неприятности с документами, в которых нет единообразия записи. Самая частая фамилия Егоров, реже - Юрьев и еще реже - Георгиев. Юрин Возможно, отчество от уменьшительной формы Юра из Юрий (разновидность основного имени Георгий), но в период образования русских фамилий употребление этой формы не было распространено. Вероятнее связь с глаголом юрить - 'спешить, метаться, суетиться, торопиться', корень с этим значением сохранился в прилагательном юркий.
Юрков Отчество от именования юркой (архаич. форма) - в современном понимании юркий - 'быстрый, проворный, пронырливый'.
Юренев Возможно отчество от прозвища Юрень из глагола юрить - 'суетиться, метаться'.(Н).
Юрлин (из запросов посетителей). Возможно, существовала форма Юрла, так же как Юрло - Юрлов. Юханов из запросов посетителей. Видимо существовала форма Юхан, так же как Юхно - Юрлов. Юшкин, Юшков см. также Юшманов.

Также известны другие фамилии с аналогичным происхождением:
Юран Юрлов Юрятин
Юранов Юрманов Юханов
Юрасов Юрович Юхиев
Юревич Юровский Юхин
Юренев Юрочкин Юхнев
Юренин Юрухин Юхнин
Юривцев Юрцев Юхнов
Юриков Юрченко Юхтин
Юрин Юрчик Юшанков
Юринов Юрчук Юшин
Юринский Юршев Юшкевич
Юричев Юршевич Юшкин
Юркевич Юрыгин Ющев
Юркин Юрычев Ющенко
Юрков Юрышев Ющов
Юрковец Юрьичев Ющук
Юрлин Юряев
Администратор запретил публиковать записи гостям.
  • Страница:
  • 1
  • 2
Время создания страницы: 0.349 секунд