Камчатка: SOS!
Save Our Salmon!
Спасем Наш Лосось!
Сохраним Лососей ВМЕСТЕ!

  • s1

    SOS – в буквальном переводе значит «Спасите наши души!».

    Камчатка тоже посылает миру свой сигнал о спасении – «Спасите нашего лосося!»: “Save our salmon!”.

  • s2

    Именно здесь, в Стране Лососей, на Камчатке, – сохранилось в первозданном виде все биологического многообразие диких стад тихоокеанских лососей. Но массовое браконьерство – криминальный икряной бизнес – принял здесь просто гигантские масштабы.

  • s3

    Уничтожение лососей происходит прямо в «родильных домах» – на нерестилищах.

  • s4

    Коррупция в образе рыбной мафии практически полностью парализовала деятельность государственных рыбоохранных и правоохранительных структур, превратив эту деятельность в формальность. И процесс этот принял, по всей видимости, необратимый характер.

  • s5

    Камчатский региональный общественный фонд «Сохраним лососей ВМЕСТЕ!» разработал проект поддержки мировым сообществом общественного движения по охране камчатских лососей: он заключается в продвижении по миру бренда «Дикий лосось Камчатки», разработанный Фондом.

  • s6

    Его образ: Ворон-Кутх – прародитель северного человечества, благодарно обнимающий Лосося – кормильца и спасителя его детей-северян и всех кто живет на Севере.

  • s7

    Каждый, кто приобретает сувениры с этим изображением, не только продвигает в мире бренд дикого лосося Камчатки, но и заставляет задуматься других о последствиях того, что творят сегодня браконьеры на Камчатке.

  • s8

    Но главное, это позволит Фонду организовать дополнительный сбор средств, осуществляемый на благотворительной основе, для организации на Камчатке уникального экологического тура для добровольцев-волонтеров со всего мира:

  • s9

    «Сафари на браконьеров» – фото-видеоохота на браконьеров с использованием самых современных технологий по отслеживанию этих тайных криминальных группировок.

  • s10

    Еще более важен, контроль за деятельностью государственных рыбоохранных и правоохранительных структур по предотвращению преступлений, направленных против дикого лосося Камчатки, являющегося не только национальным богатством России, но и природным наследием всего человечества.

  • s11

    Камчатский региональный общественный фонд «Сохраним лососей ВМЕСТЕ!» обращается ко всем неравнодушным людям: «Save our salmon!» – Сохраним нашего лосося! – SOS!!!

  • s12
  • s13
  • s14
  • s15
Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня
  • Страница:
  • 1
  • 2

ТЕМА: БРЕЧАЛОВЫ (БРЯЧАЛОВЫ)

БРЕЧАЛОВЫ (БРЯЧАЛОВЫ) 30 дек 2010 09:07 #1621

  • Камчадал
  • Камчадал аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 1401
  • Спасибо получено: 4
  • Репутация: 0
По исповедальной росписи Большерецкой Успенской церкви за 1893 года мы обнаруживаем в Большерецке три семьи крестьян Бречаловых Брячаловых):

Брячалов (Бречалов) Николай Тарасиевич
Крестьянин, Большерецк, 29 лет.
Брат Александр (17). Мать их вдова Ираида Никитична Брячалова (54). Дочь ее Елизавета (12).

Брячалов (Бречалов) Илларион Иванович
Крестьянин с. Большерецк, 35 лет
Жена Мария Дмитриевна (30). Дети: Иоанн (5), Анна (1). Братья его: Андрей (27), Георгий (20), Петр (24). Жена Петра (?) Матрена Александровна (22), сын Николай (1). Мать их вдова Агриппина Ивановна Брячалова (60). Дети ее: Анна (33), Елена (30).

Бречалов (Брячалов) Петр Алексеевич
Крестьянин, с. Большерецк, 18 лет.
Мать вдова Агриппина Николаевна (58). Сестра Екатерина (30).
Администратор запретил публиковать записи гостям.

БРЕЧАЛОВЫ (БРЯЧАЛОВЫ) 30 дек 2010 09:17 #1720

  • Камчадал
  • Камчадал аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 1401
  • Спасибо получено: 4
  • Репутация: 0
Некоторые подробности:

Брячалов Николай Петрович
Дата рождения -- 30 ноября 1892 года Дата крещения -- 30 ноября 1892 года Родители -- Большерецкого селения крестьянин Петр Иванович Брячалов и законная жена его Матрена Александровна.
Восприемники -- того же селения крестьянин Василий Иванович Брячалов и жена отставного казака Николая Ильича Селиванова Асинефа Ивановна. Таинство крещения совершал священник Григорий Коллегов.
Выписка из метрической книги Большерецкой церкви за 1892 год, ГАКК.

Брячалов Иван Петрович
Дата рождения -- 25 декабря 1901 года. Дата крещения -- 26 декабря 1901 года Родители -- крестьянин Большерецкого селения Петр Иванович Брячалов и законная жена его Матрона Александровна.
Восприемники -- Петропавловский мещанин Александр Павлович Ворошилов. Таинство крещения совершал священник Агофопод Шипицын.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

БРЕЧАЛОВЫ (БРЯЧАЛОВЫ) 30 дек 2010 09:34 #1808

  • Камчадал
  • Камчадал аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 1401
  • Спасибо получено: 4
  • Репутация: 0
Корни камчатских посадских Бречаловых вполне вероятно связаны с Иркутском (откуда, в частности, был выходцем и иркутский посадский, а впоследствии камчатский купец Никифор Трапезников, заимка которого располагалась возле Большерецкого острога).

ЗОЛОТОЙ ВЕК ИРКУТСКИХ ОЛИГАРХОВ

В весьма удачном месте енисейские казаки во главе с Яковом Похабовым основали Иркутск. Поначалу это было "место самое лучшее, угожее для пашен, и скотный выпуск, и сенные покосы и рыбные ловли - все близко". Затем дело дошло и до торговли: Иркутск оказался на пересечении торговых путей. Тогда в местности "против Иркута-реки" и появилось новое сословие - купеческое, которому наш город многим обязан.

Позже, имея огромные деньги, сибирские купцы могли позволить себе выделять немалые суммы на обустройство жизни в родном городе. Большинство церквей, которыми славился Иркутск, гимназии, школы, больницы, приюты, библиотеки, магазины, самые красивые здания были построены и содержались купцами. Так что фраза "Иркутск - город купеческий" имеет вполне конкретный смысл.

Сегодня в нашей исторической рубрике первая половина XVIII века. Этот период историки называют "золотым веком" иркутского купечества. Очень долго сибирские купцы в глазах русского правительства не пользовались авторитетом: в указе от 27 октября 1699 года сибирские купцы назывались "людьми скудными". Но уже через 20-30 лет, благодаря развитию кяхтинской торговли с Китаем и выгодной внутренней обстановке в Сибири многие из этих "скудных людей" настолько обогатились, что стали именитыми гражданами, властвовавшими во многих городах Сибири.

Наиболее ярким примером в этом отношении являлся Иркутск, где изобилие дорогой пушнины и соседство с Поднебесной империей привело к расцвету меновой торговли с китайцами. Из крупного купечества в Иркутске сложилась олигархия, которая процветала и властвовала над общественным управлением. Особенную славу и могущество приобрел коммерции советник Мыльников, занимавшийся сбытом пушнины в Кяхту и вывозивший оттуда в большом количестве китайские товары.

ПУТЬ В КЯХТУ
В 18 веке своим указом правительство уничтожило казенную монополию в кяхтинской торговле и разрешило купцам свободно торговать с китайцами всеми видами мягкой рухляди (пушнины).

С этого времени для многих иркутских купцов наступил "золотой век". Они устремились в деревни, села и улусы, лежащие не только близ города, но и на далеких северных окраинах. Во всех этих местах купечество скупало пушнину, мерлушку, продукты скотоводства и земледелия, одновременно продавая промышленные товары, привезенные из европейской России и Китая.

Поначалу ведущую роль в торговле с Китаем играл Нерчинск, но в 1703 году из Китая в Сибирь был проложен другой путь. Все последующие караваны комплектовались уже в Иркутске, а наши купцы стали напрямую ездить в Кяхту и привозить оттуда китайские товары.

Основным путем сообщения Иркутска с Кяхтой была дорога через Байкал. Товары везли по Ангаре, переправлялись через Байкал между Голоустным и Посольским, поднимались Селенгою до Петропавловской крепости, оттуда уже сухопутной дорогой на телегах добирались до Кяхты.

МЯГКАЯ РУХЛЯДЬ
Из пушных товаров, продаваемых в Иркутске, главное место принадлежало белке. Здесь можно было найти ленскую чернохвостку, якутскую серую, ангарскую, илимскую, тункинскую, нерченскую, чикойскую, селенгинскую и баргузинскую белку. Цены на нее были самые различные - от 60 до 150 рублей за тысячу. В некоторые годы в Китай сбывалось до семи миллионов штук шкурок этого зверька.

Славился иркутский рынок также обилием лисиц разных родов, среди которых особенно ценились камчатские белодушки (продавалось от шести до 20 тысяч в год) и охотские сиводушки (от двух до четырех тысяч). Вслед за лисицами шли камчатские и якутские соболи (от шести до 16 тысяч в год), затем песцы, камчатские бобры, горностаи, рыси и выдры.

МОДА НА ВСЕ КИТАЙСКОЕ
Из Кяхты в большом количестве привозили разнообразные китайские товары. В Иркутске из китайского можно было найти бархат, шелк-сырец, китайку (хлопчатобумажная ткань), сученный шелк, чай байховый и кирпичный, бадьян, румяна, белила, фарфоровую и глиняную посуду, сахар-леденец и песочный, разные сорта фруктов, орехи, конфеты, табак "шар", тушь и некоторую мелочь.

Незначительная часть этих товаров расходилась в Иркутске среди горожан и вывозилась купцами, торгующими в розницу, в ближайшие села и деревни. Большая часть отправлялась по эстафете через сибирские города в Москву.

В самом Иркутске и его окрестностях потребность на китайские изделия была чуть ли не всеобщей. Сибирский историк Словцов говорит, что здесь "семьи городские идеревенские носили рубашки из фанзы и дабы". У многих купцов мебель, посуда и другие домашние вещи были китайскими.

Интересно, что даже некоторые обычаи купцы заимствовали у китайцев. Путешествовавший по Сибири в 70-х годах XVIII века академик Георги рассказывает, что ему приходилось наблюдать в отдельных купеческих семьях Иркутска один из моментов застольного этикета, перенятого у китайцев, когда не только пили чай, но подавали десерт на множестве китайских тарелок из китайских фруктов и конфет.

Во внутренней обстановке жилищ богатых иркутян чувствовался "китайский вкус", выражавшийся в изобилии китайских украшений: картин, ваз, статуэток. Георги замечает, что в Иркутске почти у каждого дома был огород, в котором обычно сеялись китайские цветы. До 1777 года иркутяне не употребляли чернил, а писали тушью, привозимой из Китая.

ДОВОЛЬНО ЕЖЕЛИ И ПОВЕШЕН БУДЕТ
В XVIII веке торговая деятельность Иркутска развивалась бы еще шире, если бы ей не мешал ряд "произошедших отягощений и разорений". К числу "отягощений" иркутские купцы относили частые перерывы в торговле на русско-китайской границе, а также взимания больших пошлин на Кяхтинском форпосте.

Причины для таких перерывов были разные. Например, в 1742 году случился следующий прискорбный факт. Два пьяных русских - солдат Уфимцев и дьячок Сажин, находясь в Маймачене (китайский торговый городок по соседству с Кяхтой) давали одному китайцу две копейки на покупку водки. Китаец отказался. Завязалась драка, в результате которой двое китайцев были тяжело ранены и в ту же ночь умерли. Дело тянулось два года.

Наконец, в июле 1744 года китайский трибунал прислал на имя Сената требование наказать виновных и в нем изложил волю китайского императора - бодыхана, "что хотя смертоубийцев и должно смертью казнить, однако же за излишнее он, бодыхан, рассуждает, ежели человекоубийце отсечь голову, но довольно ежели и повешен будет." Но русское правительство не приняло никаких мер. Китайцы закрыли торг и разрешили его только тогда, когда был назначен суд над Уфимцевым и Сажиным.

Кяхтинская торговля была настолько выгодна, что некоторые купцы Иркутска вкладывали в нее весь свой капитал. Так крупную коммерцию вел в Кяхте первостатейный иркутский купец Иван Бичевин. Его приказчики проникли на Курильские и даже Алеутские острова и привозили оттуда драгоценную пушнину. В большом количестве сбывал мягкую рухлядь китайцам через кяхтинский рынок иркутский купец и соляной промышленник Федор Ворошилов. Несколько позже такие же операции проводили купцы Мыльников, Мичурин иСухов.

КРЫЛОВСКИЙ ПОГРОМ
Такое успешное ведение дел было прервано в 1758 году, когда иркутское купечество пережило поистине черные времена. Случилось бедствие - так называемый "крыловский погром", принесший купечеству убыток на триста тысяч рублей и разоривший много первостатейных купеческих фамилий.

В 1758 году генерал-прокурор Сената Глебов решил поправить свои пошатнувшиеся финансовые дела и взять на откуп винокуренные заведения в Иркутске. Иркутские купцы отказались. Озлобленный отказом, Глебов посла в Иркутск коллежского асессора Крылова, которому поручил задание с пристрастием разобраться с купцами.

Ослушники вместе с бургомистром Бречаловым по приказу Крылова были арестованы и закованы в кандалы.Пытками и истязаниями из них выбили нужные показания,а их имущество Крылов конфисковал в свою пользу.

Более всех пострадал купец Иван Бичевин, считавшийся в то время первым в городе богачом. О его богатстве сохранилось предание, что золотые и серебряные деньги он хранил в бочонках, а медные - в бочках, прикованных к стенам его кладовых. Замученный пытками Бичевин умер 13 декабря 1759 года.

Своей развратной и не знавшей удержу разгульной жизнью Крылов наводил страх не только на купцов, но и на все городское население. Женщины боялись ему на глаза попадаться, детей пугали его именем, и еще долго иркутяне, по словам летописца, вспоминали о "гибельных крыловских временах".

Иркутское начальство бездействовало. Даже самого вице-губернатора Вульфа Крылов умудрился некоторое время продержать под арестом, а жителей тем временем заставил подписать челобитную о назначении на место Вульфа его - Крылова.

Но тут за город вступился преосвященный Софроний*. Ему удалось тайно со своим гонцом отправить в Петербург императрице Екатерине II донесение. Ходатайство увенчалось успехом. Из столицы последовало распоряжение арестовать Крылова и скованным отправить в тайную канцелярию, что и было исполнено 20 ноября 1761 года.

Дальнейшая судьба Крылова неизвестна: по одним источникам он был наказан кнутом и сослан на каторгу, а по другим - избег всякого наказания, благодаря покровительству обер-прокурора Глебова. Существовал также рассказ, что деньги отобранные Крыловым у купцов, были многим возвращены.

В благодарность преосвященному Софронию за заступничество иркутские купцы построили на свои средства в городе каменную Благовещенскую церковь.

Благовещенская церковь была выстроена в 1783-1785 годах. Интересный факт: во время большого пожара 24 июня 1879 года большой колокол церкви растопился и стек на землю. Образовалась глыба меди весом около тысячи пудов. Снесли церковь уже в советские времена - в 20-х годах XX века.


*Епископ Софроний (Стефан Кристаллевский). С 1753 по 1771 год - иркутский архипастырь.

Павел Мигалев

"Капиталист", иркутский журнал для предпринимателей № 2 (2) Август - Сентябрь 2004 года
Администратор запретил публиковать записи гостям.

БРЕЧАЛОВЫ (БРЯЧАЛОВЫ) 30 дек 2010 09:40 #1888

  • Камчадал
  • Камчадал аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 1401
  • Спасибо получено: 4
  • Репутация: 0
В 1722 году в Иркутске была открыта городовая ратуша, под­чиненная тобольскому магистрату. Первыми иркутскими бургомист­рами были Михаил Сухой и Семен Гранин. Через год вместо рату­ши в Иркутске был учрежден магистрат. Бургомистры остались те же, а ратманами выбраны купцы Прокопий Верховцев, Иван Толмачев и Савва Котов. В 1728 году магистрат в Иркутске был закрыт, а вместо него учреждена ратуша во главе с бургомистром купцом Трифоном Бречаловым. Ратуша находилась в ведении Ир­кутской провинциальной канцелярии.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

БРЕЧАЛОВЫ (БРЯЧАЛОВЫ) 30 дек 2010 09:49 #1961

  • Камчадал
  • Камчадал аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 1401
  • Спасибо получено: 4
  • Репутация: 0
http://new.hist.asu.ru/biblio/razgon/68-111.html

Происхождение от переселившихся в XVIII в. в Сибирь государственных крестьян поморских губерний вели также иркутские купцы Бречаловы, Стрекаловские, томские Зеленцовы и др.

Что касается купеческих жен, то они, как правило, были моложе своих мужей, а особенно большая разница в возрасте (20–30 лет) наблюдалась при повторных браках, так как в таких случаях пожилые купцы зачастую брали в жены молодых девушек из некупеческих сословий. В целом межсословные браки у купцов имели преимущественное распространение по сравнению с внутрисословными. В конце XVIII в. в Томске и Тюмени внутрисословными были лишь 16% купеческих браков, жены остальных купцов имели в основном крестьянское и мещанское происхождение. В первой половине XIX в. по-прежнему самыми распространенными у купцов оставались межсословные браки (с той лишь разницей, что теперь купцы чаще женились на дочерях мещан, чем крестьян), однако количество внутрисословных браков существенно возросло: у томских купцов в 1840–1850-е гг. на их долю приходилось 22–25% заключаемых браков, а у тюменских, по данным за 1819–1822 гг., — 29–31% [170]. Тюменские купцы Прасоловы состояли в родственных отношениях с шестью местными купеческими семьями (Башарины, Барашковы, Казанцевы, Щетинины, Колмогоровы, Масловы), так же как и купцы Башарины (с Поспеловыми, Масловыми, Прасоловыми, Парфеновыми, Аласиными, Барашковыми). В родственных отношениях были тобольские купеческие роды Корнильевых и Медведевых, Селивановых и Русаковых, Ершевых и Назаровых, Неволиных и Захаровых, Никановых и Струниных, Дьяконовых и Серебренниковых, Сумкиных и Протасовых, а Ширковы были связаны родственными узами с Матвеевыми, Есиповыми, Мелковыми, Крупенниковыми. В Томске породнились за счет брачных связей Губинские и Шумиловы, Мыльниковы с Шумиловыми, Закревскими, Серебренниковыми, Неупокоевыми, в Туринске — Панаевы с Тетюцких, Гуляевыми, Ворсиными, Пономаревыми, в Омске — Сенцовы и Ростовцевы, в Кургане — Обрядовы и Смирных, в Красноярске — Пороховщиковы и Матвеевы, Токаревы и Поповы, Ростовцевы и Юшковы, Худоноговы и Кулаковы, Коростелевы с Усовыми и Ильиных, в Енисейске — Ко-

108


бычевы и Дементьевы, в Иркутске — Сибиряковы с Мыльниковыми, Трапезниковыми, Сизых, Саватеевыми, Мясниковы — с Елезовыми, Ворошиловыми, Бречаловыми, Тиунцовыми, Трапезниковы — с Сибиряковыми, Саватеевыми, Прянишниковыми, Куклиными, Сумкиными, Балакшиными, Тиунцовыми, Опрелковыми, Векшиными, Глазуновы — с Дудоровскими и т. д.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
  • Страница:
  • 1
  • 2
Время создания страницы: 0.324 секунд