Камчатка: SOS!
Save Our Salmon!
Спасем Наш Лосось!
Сохраним Лососей ВМЕСТЕ!

  • s1

    SOS – в буквальном переводе значит «Спасите наши души!».

    Камчатка тоже посылает миру свой сигнал о спасении – «Спасите нашего лосося!»: “Save our salmon!”.

  • s2

    Именно здесь, в Стране Лососей, на Камчатке, – сохранилось в первозданном виде все биологического многообразие диких стад тихоокеанских лососей. Но массовое браконьерство – криминальный икряной бизнес – принял здесь просто гигантские масштабы.

  • s3

    Уничтожение лососей происходит прямо в «родильных домах» – на нерестилищах.

  • s4

    Коррупция в образе рыбной мафии практически полностью парализовала деятельность государственных рыбоохранных и правоохранительных структур, превратив эту деятельность в формальность. И процесс этот принял, по всей видимости, необратимый характер.

  • s5

    Камчатский региональный общественный фонд «Сохраним лососей ВМЕСТЕ!» разработал проект поддержки мировым сообществом общественного движения по охране камчатских лососей: он заключается в продвижении по миру бренда «Дикий лосось Камчатки», разработанный Фондом.

  • s6

    Его образ: Ворон-Кутх – прародитель северного человечества, благодарно обнимающий Лосося – кормильца и спасителя его детей-северян и всех кто живет на Севере.

  • s7

    Каждый, кто приобретает сувениры с этим изображением, не только продвигает в мире бренд дикого лосося Камчатки, но и заставляет задуматься других о последствиях того, что творят сегодня браконьеры на Камчатке.

  • s8

    Но главное, это позволит Фонду организовать дополнительный сбор средств, осуществляемый на благотворительной основе, для организации на Камчатке уникального экологического тура для добровольцев-волонтеров со всего мира:

  • s9

    «Сафари на браконьеров» – фото-видеоохота на браконьеров с использованием самых современных технологий по отслеживанию этих тайных криминальных группировок.

  • s10

    Еще более важен, контроль за деятельностью государственных рыбоохранных и правоохранительных структур по предотвращению преступлений, направленных против дикого лосося Камчатки, являющегося не только национальным богатством России, но и природным наследием всего человечества.

  • s11

    Камчатский региональный общественный фонд «Сохраним лососей ВМЕСТЕ!» обращается ко всем неравнодушным людям: «Save our salmon!» – Сохраним нашего лосося! – SOS!!!

  • s12
  • s13
  • s14
  • s15
Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня

ТЕМА: Григорий ШЕЛИХОВ

Григорий ШЕЛИХОВ 24 авг 2010 00:14 #302

  • Камчадал
  • Камчадал аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 1401
  • Спасибо получено: 3
  • Репутация: 0
Алексеева Е.В. к.и.н.,
Институт истории и археологии УрО РАН, Екатеринбург
Личностные и деятельностные характеристики первых созидателей Русской Америки в отечественной и англоязычной историографии второй половины XX века
Изучение любого исторического процесса мертво без обращения к личностям, его творившим. Однако чаще всего персоналии становятся центральным объектом исторической беллетристики, обрастая правдоподобными или выдуманными деталями и обстоятельствами, а серьезные научные работы, базируясь на достоверных источниках, лишь упоминают о тех, без кого история была бы немыслима. Дело, конечно, не только в нежелании ученых отвлекаться на личности, но скорее в том, что зачастую о рядовых участниках исторического процесса, о людях толпы сохранилось мало информации. Поэтому их характеристики, как правило, слишком трафаретны и обобщены.
Нa отражение исторического Процесса в научной литературе влияло не только наличие источников, но и температура российско-американских политических взаимоотношений. Идеологическое противостояние периода холодной войны особенно заметно в историографии 1950-х гг. Советский историк А.Г.Адамов, характеризуя русский колонизационный процесс в Америке, писал в 1951 г.: “Это движение носило ярко выраженный мирный характер, в противоположность паразитической колонизации Нового Света англосаксами и испанцами, которые использовали для этой цели отряды авантюристов, бродяг и преступников”.1
Зеркальное отображение этой картины мы находим в историографии, именовавшейся в тот период времени буржуазной. Американский исследователь К.Халлей писал в 1953 г., что осваивали новые территории люди, которые “набирались из промышленников и искателей приключений, в значительной части - уголовников, составлявших в конце XVIII - начале XIX вв. белое население Сибири”.2 В том же духе характеризуют участников промысловых экспедиций второй половины XVIII в. Д. Морган и Е. Кейтхан: “Жестокие, грубые люди, не признававшие никаких законов. Многие их них сидели в тюрьме. Другие были свирепыми аборигенами-азиатами. Их русские вожаки имели на них мало влияния”.3 Аналогичной терминологией пользуется Б.Адаме: “Много промышленников набиралось в кабаках сибирских городов, часто подписывая долгосрочные контракты в пьяном состоянии”.4 Описывая время, непосредственно последовавшее за открытием Америки В.Берингом, X. и М.Хилшер утверждают: "Для корабельных команд вычищались сибирские тюрьмы, а крепостные и крестьяне набивались на борт”.5
По мере потепления политического климата, фундирования исторических работ новыми источниками, в историографии данного вопроса происходят существенные перемены. Особое место занимает вышедшая в свет в 1971 г. монография С.Г.Федоровой, посвященная русскому населению Аляски и Калифорнии конца XVIII — первой половины XIX в. На основе большого количества источников, в том числе данных проводившихся в колониях переписей населения, автор прослеживает пути и выявляет темпы заселения русскими Аляски и Калифорнии, локализует и датирует постоянные русские поселения в Новом Свете, возникавшие с начала 1770-х гг., устанавливает губернии, являвшиеся главными поставщиками рабочей силы для Русской Америки, прослеживает изменение социального состава работников частных промыслово-купеческих экспедиций второй половины XVIII в.6
Сквозь строки, писавшиеся американскими авторами в период холодной войны, проступает неприглядные образ пьяного русского мужика, ограниченного и злобного,-рвавшегося к наживе любой ценой. Кто же был “вожаком этой стаи” в представлении зарубежных историков данного периода? “Именно скупые сибирские промышленники продвигали освоение островов северо-западного побережья Америки и доминировали в безумном и кровавом ходе истории вплоть до Калифорнии на юге”, - писал Г.Маккрекен.7
Безусловно, самым выдающимся промышленником авторы единодушно называют Г.И.Шелихова. Среди качеств, присущих этой сильной личности, известный американский историк Г.Шевиньи подчеркивает тщеславие, стремление преувеличивать свой вклад в дело колонизации Америки, что, правда, объясняется его надеждой на привлечение таким путем дополнительных средств на нужды освоения новооткрытых территорий.8 Г.Маккрекен отмечает принципиально новый подход Г.Шелихова к,освоению новых земель, нацеленный на сооружение постоянных поселений 9, считает Г.Шелихова волевым и тщеславным человеком, стремившимся к личному управлению “колониальной империей” в Америке с
правами абсолютного диктатора.10 Интересно, что именно этим автор объясняет настойчивость Г.Шелихова в предоставлении его компании монопольных прав деятельности на Аляске.11 Оценивая сделанное Шелиховым для освоения Русской Америки в целом, К.Халлей называет его первопроходцем новой эры русской экспансии в Америке.12
В отечественной историографии личность Г.И. Шелихова привлекла многих исследователей, в частности, Адамов писал о его деятельности по созиданию Русской Америки13, но специальное большое исследование посвятил ему Л.А.Ситников относительно недавно.14 Автор удачно вписывает личность Г.И. Шелихова в исторический контекст, рассказывая о его жизни, строя научные гипотезы, основываясь на документах, найденных в многочисленных архивохранилищах и библиотеках. Л.А. Ситников на основе ревизской сказки уточняет дату рождения Г.И.Шелихова - после 3 июня 1748 г. (а не 1747 г.), исследует вопрос о происхождении его начального капитала, вносит серьезные коррективы в портретную характеристику шелиховского компаньона М.С.Голикова, шаг за шагом прослеживает тихоокеанскую одиссею выдающегося купца. Л.А.Ситников подчеркивает отличие планов Шелихова по освоению Америки от остальных промысловых вояжей, смыслом которых было “налететь, урвать, нахапать, выгодно продать, получить барыш”.15 Автор считает, что на первый план в усилиях Г.И.Шелихова “все ощутимие выходит труд по планомерному культурному освоению и даже не отдельных островов, но всей северной части бассейна Тихого океана”.16 Автор обращает также внимание на стремление Шелихова наладить мирные взаимоотношения с аборигенами, включив их в русскую хозяйственную систему, “подготовив их к этому путем распространения в Америке с помощью книг, духовной культуры, ремесел, навыков земледелия, огородничества”.17 Отмечая широкомасштабность планов Г.И.Шелихова по освоению Америки, автор пишет, что “уже в XVIII в. при жизни Григория Ивановича деятельность его компании и компаний других купцов шла вразрез с общим хозяйственным укладом страны. В крепостнической России набирали силу капиталистические по своей сути предприятия”.18
Второй выдающейся фигурой в ранней истории Русской Америки, как заключили историки, был А.А.Баранов. Он продолжил дело, начатое на Аляске Г.Шелиховым, будучи, по признанию М.Барбо, “настоящим гением организации и управления.”19 Используя эпитет, данный А.Баранову Г.Шевиньи, М.Барбо пишет: “Его необыкновенная сила и жизнестойкость сделали его действительно “Лордом Аляски”. Под мастерским управлением А.Баранова хаос на Алеутских островах был превращен в порядок”.20
Как же удавалась А.Баранову в условиях враждебной природы и непокорных жителей, “с сибирскими каторжниками вместо слуг единолично править в американской глуши?” По этому поводу в книге Д.Ленсена говорится следующее:
А. Баранов был человеком на своем месте, работал без отдыха, превосходя своим интеллектом и крепкой конституцией своих подчиненных. Его жестокость и деспотизм сменялись отеческой мягкостью, а в общем оценивать такую личность как А.Баранов - занятие тщетное. “Его жизнь, как и жизнь всех тихоокеанских авантюристов оценивается по тому, что они делали, а не оставили несделанным, а Баранов оставил империю в пол-России величиной. И то, что его страна потеряла эту империю, не было его виной”.21
X. и М.Хилшер также высоко оценивают сделанное для Русской Америки Барановым, хотя и называют его методы управления “тираническими”. Авторы утверждают, что после того, как Баранов покинул пост Главного правителя, опора России на Аляске и ее успехи быстро пошли на убыль.22 В книге Г.Маккрекена А.Баранов также представлен сильной и волевой личностью, жестоким, но выдающимся правителем.23 Анализ концепции автора позволяет заключить, что факторами, определившими историю Русской Америки, Г.Маккрекен считает изобилие в прибрежных водах Аляски калана и деятельность на американских берегах А.Баранова. “Они оба играли важную роль в одном из самых мелодраматичных эпизодов в эпохе освоения новых территорий и сильно повлияли на ход истории на американском континенте”, подчеркивает автор, полагая, что именно благодаря неукротимой решительности, смелости и безжалостному завоеванию, Баранов смог распространить русскую власть на значительную часть Северной Америки.24
Краткий анализ поставленного вопроса, проиллюстрированный здесь несколькими значительными для историографии работами, позволяет заключить, что ограниченная источниковая база, имевшаяся в распоряжении зарубежных историков 1950-60-х гг., идеологические установки, господствовавшие в российской и американской политике, обусловили односторонность и трафаретность оценок пионеров освоения Русской Америки. Наибольшее внимание в историографии Русской Америки уделяется ключевым фигурам в ее истории, их деятельность по основанию и освоению Русской Америки в целом оцениваются высоко. С 1970-х. гг. наблюдается тенденция (укрепившаяся впоследствии) более глубокого и взвешенного анализа проблемы. Недостатки, характерные для большинства описаний Г.Шелихова (некоторый схематизм и повторяемость личностных оценок), восполнены Л.А.Ситниковым.
1. Адамов А.Г. Г.И.Шелихов - замечательный русский мореплаватель и исследователь. - М. 1951. С.27.
2. Hulley С. Alaska. 1741-1953. - Portland. 1953. Р.55.
3. Morgan 1., Keithahn Е. Alaska and Hawaii. - N.Y. 1956. P.42.
4. Adams B. Alaska. The Big Land. - Boston. 1959. P.22.
5. Hilsher H., Hilsher М., Alaska, USA. - Boston. 1950. P.5.
6. Федорова С.Г. Русское наследие Аляски и Калифорнии (конец 18 в. - 1867 г.). - М.,1971.
7. McCracken H. Hunters of the Stormy Sea. - N.Y. 1957. P.29.
8. Chevigny H. Russian America. The Great Alaskan Venture. 1741-1867.-N.Y. 1965. P.61.
9. McCracken H. Op. cit. P.96-98.
10. Ibid. P. 98.
11. Ibid. P. 132.
12. Hulley С.С. Ор. cit. P.68.
13. Адамов А.Г. Г.И.Шелихов - замечательный русский мореплаватель и исследователь. - М. 1951.
14. Ситников Л.А. Григорий Шелихов. - Иркутск. 1990.
15. Там же. с.82.
16. Там же. с. 168.
17. Там же. с.82.
18. Там же. с.304.
19. Barbeau М. Pathfinders in the North Pacific. - Caldwell. 1958. P. 79.
20. Ibid.
21. Russia's Eastward Expansion. /Ed. by G.Lensen. - Prentince - Hall. 1964. P. 76
22. Hilsher H. & М. Ор. cit. P. 7.
23. McCracken H. Ор. cit. P. 206.
24. Ibid. P.283
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Время создания страницы: 0.236 секунд