Камчатка: SOS!
Save Our Salmon!
Спасем Наш Лосось!
Сохраним Лососей ВМЕСТЕ!

  • s1

    SOS – в буквальном переводе значит «Спасите наши души!».

    Камчатка тоже посылает миру свой сигнал о спасении – «Спасите нашего лосося!»: “Save our salmon!”.

  • s2

    Именно здесь, в Стране Лососей, на Камчатке, – сохранилось в первозданном виде все биологического многообразие диких стад тихоокеанских лососей. Но массовое браконьерство – криминальный икряной бизнес – принял здесь просто гигантские масштабы.

  • s3

    Уничтожение лососей происходит прямо в «родильных домах» – на нерестилищах.

  • s4

    Коррупция в образе рыбной мафии практически полностью парализовала деятельность государственных рыбоохранных и правоохранительных структур, превратив эту деятельность в формальность. И процесс этот принял, по всей видимости, необратимый характер.

  • s5

    Камчатский региональный общественный фонд «Сохраним лососей ВМЕСТЕ!» разработал проект поддержки мировым сообществом общественного движения по охране камчатских лососей: он заключается в продвижении по миру бренда «Дикий лосось Камчатки», разработанный Фондом.

  • s6

    Его образ: Ворон-Кутх – прародитель северного человечества, благодарно обнимающий Лосося – кормильца и спасителя его детей-северян и всех кто живет на Севере.

  • s7

    Каждый, кто приобретает сувениры с этим изображением, не только продвигает в мире бренд дикого лосося Камчатки, но и заставляет задуматься других о последствиях того, что творят сегодня браконьеры на Камчатке.

  • s8

    Но главное, это позволит Фонду организовать дополнительный сбор средств, осуществляемый на благотворительной основе, для организации на Камчатке уникального экологического тура для добровольцев-волонтеров со всего мира:

  • s9

    «Сафари на браконьеров» – фото-видеоохота на браконьеров с использованием самых современных технологий по отслеживанию этих тайных криминальных группировок.

  • s10

    Еще более важен, контроль за деятельностью государственных рыбоохранных и правоохранительных структур по предотвращению преступлений, направленных против дикого лосося Камчатки, являющегося не только национальным богатством России, но и природным наследием всего человечества.

  • s11

    Камчатский региональный общественный фонд «Сохраним лососей ВМЕСТЕ!» обращается ко всем неравнодушным людям: «Save our salmon!» – Сохраним нашего лосося! – SOS!!!

  • s12
  • s13
  • s14
  • s15
Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня

ТЕМА: Наталья Шелихова

Наталья Шелихова 04 фев 2010 22:31 #191

  • Краевед
  • Краевед аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 1079
  • Спасибо получено: 7
  • Репутация: 1
Русская женщина завоевывает Америку


Наталья Шелихова - одна из строителей Российской империи на Тихоокеанском Севере.

Настоящими строителями империи на Тихоокеанском Севере в конце XVIII - начале ХIХ в. стали, по словам академика Н.Н. Болховитинова, Наталья Алексеевна и Григорий Иванович Шелиховы, Николай Петрович Резанов, Александр Андреевич Баранов. Чем же заслужила Наталья Алексеевна право быть отмеченной в ряду выдающихся россиян той далeкой эпохи?

Известно, что она родилась в 1762 г. и вышла замуж в 1775 г. в возрасте 13-14 лет, что было обычным для той эпохи, за двадцатишестилетнего купца Г.И. Шелихова. Девичья фамилия еe до сих пор точно не известна. По мнению исследователя биографии Г.И. Шелихова новосибирского историка Л.А. Ситникова, вероятнее всего, что Наталья Алексеевна была дочерью камчатского "штюрмана" Алексея Кожевина. Правда, некоторые историки считают, что она была внучкой богатейшего, хотя и разорившегося после 1768 г., иркутского купца-старовера Н.А. Трапезникова.

Сохранились письма Натальи Алексеевны к супругу, которые свидетельствуют о еe любви и привязанности к мужу: "...по заочности целую Ваши уста, очи и ручки, якобы самолично... вселюбезная и сердешная душа моя, радость, вера, надежда и любовь".

Забота о детях, воспитание их - всe это составляло важную часть жизни Натальи Алексеевны. На протяжении двадцати лет совместной жизни с мужем она родила десятерых детей, и, конечно, кончина четырeх из них в младенческом возрасте и, позднее, смерть уже замужней дочери Анны на 22-м году жизни - всe это, безусловно, оставило тяжeлый след в душе и не могло не отразиться на еe поведении и отношении к окружающим.
Отсюда в письмах Натальи Алексеевны мужу немало трогательных слов о детях: "...О Вашинке весьма печалюсь и не знаю, как ево беречь от воспы, потому что здесь ходит сердитая на детей воспа...

...просит Вас Сасинька одно серeжечки маленки золотые...

...и Васинька всегда твердит: "Куда, маменька, тятенька уехал, меня, бедного, оставил...

...Васинька у нас бегает и просит Вас сапогов модных петербургских, шляпу модную, чюлок толковых и на бекешу притвор золотой...".

Письма Натальи Алексеевны мужу в Петербург полны обычных просьб молодых и немолодых женщин из провинциальных состоятельных семей той эпохи купить: "...на голову хороших модных уборов, как там носят, и две нитки самого лучшаго и крупного жемчугу, да табакерку хорошенькую...

...шелку итальянского, самого лучшаго, разных цветов для шитья...

...два куска ситцу, не так цветного, два одеяла тканыя не так велеки для детей...

...перчаток женских шeлковых, большой плат бумажный, турецкой...

...страусиных перьев...

...шляпок модных, последней моды, бархатных, французских с золотыми кистями и перьями...

...перстеньки шерловые
(с чeрным турмалином - полудрагоценным камнем. - Авт.), серeжки, сапожки, нитки, бусы...".

Всe это обычное, женское. Но наряду со страстными признаниями в любви и описанием тоски, вызванной разлукой с любимым мужем, упоминается совсем другое, сообщается о полученных картах и планах, о пересылке копий необходимых документов нужным людям в Петербурге, упоминается о самостоятельной продаже изрядной (то есть с выгодой) китайских товаров, полученных через Кяхту. В письмах Наталья Алексеевна описывает торговую конъюнктуру в Иркутске в отношении товаров, которыми интересуется муж.
Так что совсем не зря многие исследователи деятельно-сти Г.И. Шелихова отмечали, что Наталья Алексеевна стала не только надeжной спутницей Г.И. Шелихова в его странствиях, но и деятельной помощницей в делах. После возвращения из Америки при отсутствии Шелихова в Иркутске доверенные лица-приказчики и управляющие отчитывались обычно перед хозяйкой. С 1789 г. и до своей кончины в 1795 г. Шелихов на всe лето уезжал из Иркутска в Охотск, где руководил на месте снаряжением торгово-промысловых экспедиций, строительством судов и другими делами, связанными с его деятельностью в Русской Америке. На время его отсутствия Наталья Алексеевна самостоятельно решала все вопросы, связанные с хозяйством, взаимоотношениями с разными деловыми партнeрами мужа. Известно, что она не раз сама проводила деловые переговоры о торговых операциях от имени мужа. Во время отсутствия Шелихова в Иркутске вся приходящая корреспонденция сортировалась: письма особо важных персон, в частности представителя могущественного семейства Демидовых -Никиты Никитовича Демидова, Наталья Алексеевна отправляла мужу в Охотск, по остальным принимала решение сама. Неудивительно, что после кончины мужа его приказчики в большинстве своeм выразили желание продолжить службу в компании под началом вдовы. Большинство служащих компании Г.И. Шелихова признали Наталью Алексеевну законной наследницей всего состояния покойного мужа, несмотря на то что не всe было ясно в завещании и обстоятельствах смерти Г.И. Шелихова.
При жизни мужа Наталья Алексеевна пользовалась особым уважением со стороны служащих компании, да и не только их. Они называли еe не иначе как "матушка". Так еe называл и такой влиятельный человек, как Н.Н. Демидов. Наталья Алексеевна была вхожа в дом иркутского генерал-губернатора.

Историки А.Ю. Петров и Л.М. Троицкая считают, что "она весьма успешно компенсировала недостаток образованности такими качествами, как решительность и жeсткость в отношении с подчинeнными, женским обаянием, умением убеждать тех людей, от которых зависело благосостояние еe семьи. Еe с одинаковым вниманием выслушивали все, начиная от служащих компании и кончая высшими правительственными чиновниками, и даже сам император Павел. Уже всего этого было бы достаточно, чтобы считать еe одной из самых знаменитых женщин своего времени. Но в историю она вошла ещe и как мать, воспитавшая дочерей, чьи мужья стали ключевыми фигурами в истории Русской Америки".

Свою незаурядную натуру Наталья Алексеевна наглядно проявила во время совместного с мужем путешествия к берегам Северной Америки. 16 августа 1783 г. из устья р. Урак, расположенного примерно в 20 км от главного русского дальневосточного порта той эпохи - Охотска, вышла на трeх судах - торгово-промысловых галиотах экспедиция во главе с Г.И. Шелиховым. Он сам находился на судне "Три святителя: Василий Великий, Григорий Богослов и Иоанн Златоуст" вместе с Натальей Алексеевной, которая, по его словам, "везде со мною следовать и все терпеть трудности похотела". Во время этого путешествия у Шелиховых родилась дочь Авдотья.
Для того чтобы попасть на судно, шедшее к берегам Северной Америки, Наталье Алексеевне нужно было проделать тяжелейший путь из Иркутска: вначале добирались до Усть-Кута на Верхней Лене, потом следовал многовeрстный сплав по Лене до Якутска, оттуда плыли вверх по Алдану, Мае, Юдоме и, наконец, добирались до Охот-ска. Многие участки пути приходилось преодолевать верхом на лошадях. По описанию этого пути путешественником середины ХIХ в., "...то едешь извилистыми тропинками, пролегающими через густой лес, поросший кустарником, или через болото, в котором лошадь вязнет по брюхо; то взбираешься на длинный косогор или на крутую каменистую гору и пролагаешь путь по снежной вершине, то спускаешься прямо в реку, поднимаешься на распавшуюся скалу, где с осторожностью пробирается по острому камешнику бесподковный конь, то вдруг встречаешь лес, обгорелый от жары, которая в июле месяце доходит здесь иногда до чрезвычайности. Не дай бог быть застигнутым по дороге продолжительными дождями. В это время болота делаются непроходимыми, реки разливаются, через них уже невозможно переходить вброд, а перевозов нет. Караван поневоле вынужден ждать, пока перестанут дожди и опадут реки, встречающиеся на пути очень часто". Тяжесть пути усугублялась таeжным гнусом. Спасались от него лишь с помощью "курева" - медленно тлевших берeзовых гнилушек или сухого лошадиного навоза, дым от которого не очень ел глаза, но отпугивал комаров.

Экспедиция направлялась к дальним Алеутским островам, но из-за неблагоприятных ветров пришлось зазимовать у Командорских островов. Начавшийся шторм разбросал суда в разные стороны. Только 23 сентября два из них - "Три святителя" и "Святые Симеон Богоприимец и Анна Пророчица" подошли к пологому северо-западному берегу о. Беринга. Там корабли стали на зимовку.

Зимовка на о. Беринга была трудной, от цинги скончались несколько моряков и промышленников. И именно здесь, вероятнее всего, Наталья Алексеевна родила дочь Авдотью. В письме Г.И. Шелихову от 29 декабря 1787 г. его приятель и бывший компаньон купец Павел Лебедев-Ласточкин, сообщая о разных делах, добавляет: "...вчерашнего дня Авдотья Григорьевна, Ваша дочь, американка, с Анной Григорьевной и с Катериной Григорьевной, и с бабушкой их у жены моей в гостях были, то подлинно говорунья, даром что на островах жизни начало получила, а не в Питере, но истинно не замешается в словах по еe детскому ещe бытию...".
В следующее лето 1784 г. суда от о. Беринга направились на восток вдоль Алеутской гряды. Спустя месяц суда добрались до о. Уналашка, где были пополнены запасы воды, дров и продовольствия. И вновь продолжился путь к американским берегам. Наконец 3 августа последовала высадка экспедиции на о. Кадьяк, где Г.И. Шелихов основал первое постоянное русское поселение непосредственно у берегов Америки.

Наталье Алексеевне пришлось пережить длительный период налаживания дружеских отношений с местными жителями. Особенно тревожно за мужа и детей было ей во время внезапных ночных нападений кадьякских эскимосов-коняг "в ветреное и дождливое время".

Находясь вместе с мужем и двумя детьми на о. Кадьяк в течение почти двух лет, Наталья Алексеевна энергично помогала мужу в налаживании контактов с местными жителями. Так, например, она была крeстной матерью алеутской женщины, жены Василия Меркульева, передовщика. Кроме того, на острове Наталья Алексеевна помогала мужу в распределении среди работных людей продуктов в долг.

Труден и опасен был и обратный путь от американских берегов. Галиот вышел в море 22 мая 1786 г., а из-за противных ветров только в начале августа достиг устья р. Большая на западном побережье Камчатки. Г.И. Шелихов на байдаре отправился на берег для закупки продовольствия. Байдара вернулась к галиоту, а Григорий Иванович остался на берегу с двумя работными "для покупки свежей рыбы".

В это время погода резко переменилась - подул восточный ветер, сорвал галиот с якорей и унeс его в море. Вскоре, к счастью, галиот благополучно прибыл в Охотск. Почти два с половиной месяца добирался Шелихов по суше до Охотска. Он прибыл туда 27 января 1787 г., а уже 8 февраля вместе с Натальей Алексеевной отправился в Иркутск. Они ехали на собаках, оленях, лошадях и даже быках, почти без отдыха. В Якутске провели лишь день и двинулись далее по льду Лены на юг. В своeм докладе генерал-губернатору Г.И. Шелихов писал, что в пути пришлось ему и жене претерпеть "несказанные трудности и опасности". Современный биограф Г.И. Шелихова предполагает, что это и ночeвки прямо на снегу при 40-градусных морозах, жестокие пурги, западни - наледи-промоины, образующиеся в речном льду под действием береговых ключей. Вот как описывает этот путь писатель Гончаров, проследовавший по нему в середине ХIХ в. при возвращении в европейскую Россию после плавания на Дальний Восток на фрегате "Паллада": "...всe это в краю, который слывeт безымянной пустыней! Он пустыня и есть. Нe раз содрогнeшься, глядя на дикие громады гор без растительности, с ледяными вершинами, с лежащим во всe лето снегом во впадинах, или на эти леса, которые растут, тесно как тростник, деревья жмутся друг к другу, высасывают из земли скудные соки и падают сами от избытка сил и недостатка почвы. Вы видите, как по деревьям прыгают мелкие зверьки, из-под ног выскакивает испуганная редким появлением людей дичь. Издалека доносится до ушей шум горных каскадов, или над всем этим тяготеет такое страшное безмолвие, что не решаешься разговором или песнью будить пустыню, пугаясь собственного голоса".

Пребывание у берегов Северной Америки, видимо, надолго осталось в памяти, и в душе Наталья Алексеевна понимала, что создание постоянных русских поселений на Алеутских островах и на побережье Северной Америки, закрепление за Россией этих земель, получивших наименование Русской Америки, - всe это являлось заветной мечтой еe мужа и побуждало его к активной деятельности. И для неe всe, связанное с Русской Америкой, со времени возвращения с дальних островов в Сибирь получило с тех пор особое значение.

Это можно проследить хотя бы по еe отношению к вывезенным с Кадьяка детям местных жителей. Уже будучи в Петербурге, она и муж, видимо, интересовались их жизнью в Иркутске и получили ответ от приказчика Мыльникова: "Алеуты привезены в последних числах августа. Живут здоровы, мальчики учатся очень изрядно и кажется, что с великим понятием. Я раз видел их, приглашeнных. на балу Михаила Михайловича (иркутский губернатор М.М. Арсеньев. - Авт.), и оне делали собранию удовольствие по своим обычаям производить при вокальной музыке свой танец".

И сама она в письме мужу в 1789 г. пишет о них: "Дети пишут прилежно и учитель их радуется". Их обучали даже "на музыках играть", о чeм Наталья Алексеевна сообщала в письмах мужу: "Фетка с Евришкой играют на флейтах хорошо, а трое - Епишка, Атаку и Петрушка на скрипицах изрядно... Андрюшка тупо на басу учится и учитель уже ево драл два раза, и если понятным ещe вдаль не будет, намерен ево оставить и более не учить".

Она, видимо, после возвращения из Америки была достаточно осведомлена о географии Русской Америки и о географических изысканиях, проводимых там по заданию Г.И. Шелихова сотрудниками его компании. Уже после его кончины она в одном из писем сотруднику Шелиховской компании высказала пожелание иметь подробнейшим образом составленную генеральную карту Восточной Сибири, Курильских, Алеутских островов и Ceвеpo-Западной Америки от Берингова пролива до "аглинского" владения Нутка, объясняя это тем, что "я долженствую обращать моe внимание по торговле Американских компаний покойного мужа моего".

Памятуя о замыслах и планах мужа, она намеревалась продолжить деятельность с целью "начиная от Камчатки всю северной части Америку за залив Лтуа причислить к России и всю сию обширность вo общем наименовании Россиею назвать. От Кинайского ж залива за залив Лтуа матерой Америки берег наименовать и другим ещe именем, под именем области Славороссии, ибо российское селение, где посельщики и духовенство поселятца, то место велено назвать Славороссиею".
В начале декабря 1787 г. Григорий Иванович с женой выехали из Иркутска в столицу. На этот раз дети остались в Иркутске.

Видимо, пребывание в столице не прошло для Натальи Алексеевны даром, она многое повидала, многому научилась, круг знакомств Шелиховых полнился "немаловажными персонами".

По возвращении из Петербурга Шелиховы построили в самом богатом и почeтном месте Иркутска - приходе Тихвинской церкви - большой деревянный дом, где Наталья Алексеевна стала полноправной хозяйкой. "Заведeнное им (Г.И. Шелиховым. - Авт.) при доме строение и с покупными местами", безусловно, демонстрировало иркутскому обществу успехи компаний мужа и укрепляло положение Натальи Алексеевны в среде иркутского купечества и дворянства.

Поистине бойцовские качества проявила Наталья Алексеевна после смерти мужа, когда решался вопрос о судьбе дела его жизни, о будущности созданной им компании.

Уже, видимо, больной простудной горячкой, 30 июня 1795 г. Г.И. Шелихов написал прошение на имя императрицы, в котором просил об оказании покровительства жене и детям и об утверждении жены наследницей в руководстве принадлежащей ему компании и во всех других делах, связанных с его торгово-промысловой деятельностью. А 20 июля он скоропостижно скончался.

Григорий Иванович был погребeн в Иркутске против церковного алтаря в Знаменском женском монастыре, и его вдова сделала большие денежные пожертвования на сооружение каменной ограды вокруг монастыря и на его внутреннее украшение. На могиле Г.И. Шелихова в 1800 г. был установлен вдовой привезeнный из Екатеринбурга мраморный памятник стоимостью в значительную для тех времeн сумму 11 760 руб. На памятнике бронзовый барельеф с изображением покойного и обширная надпись о его заслугах перед Россией.

Болезнь и кончина мужа вызвали различные толки, очернявшие, видимо совсем незаслуженно, Наталью Алексеевну. Эти толки распространяли в первую очередь некоторые конкуренты Г.И. Шелихова в среде сибирского купечества.

Наталья Алексеевна направила прошения в Иркутское наместническое правление, в котором утверждала, что способна управлять делами мужа, известными ей благодаря долговременной еe "с покойным в супружестве жизни, сколько и по наставлениям его во время болезни". На основании еe прошений Иркутский городовой магистрат в указе от 6 сентября 1795 г., направленном в Иркутскую городскую думу, подтверждал слова Натальи Алексеевны о том, что еe муж кроме пушного промысла имел дела в многочисленных присутственных местах, которые управлялись с помощью его приказчиков. Иркутской городской думе предписывалось известить наместническое правление, казенную палату, а также Якутского и Охотского комендантов о законности, по мнению Иркутского городового магистрата, управления всеми делами мужа Натальей Алексеевной Шелиховой.
Это была победа, но не окончательная. У казeнной палаты возникли сомнения, насколько можно доверять вдове. Чиновничье недоверие подхлeстывалось многочисленными прошениями купцов, имевших личные дела с Григорием Ивановичем Шелиховым и желавших решить финансовые вопросы в свою пользу. Одновременно с этим Коммерц-коллегия указывала на отсутствие письменного завещания Григория Ивановича и на неясные обстоятельства, связанные с его болезнью и скоропостижной кончиной.

Вот тут-то в сложной и опасной для неe ситуации Наталья Алексеевна проявила незаурядные настойчивость и выдержку. Она подала прошение Екатерине II, отмечавшее достижения Григория Ивановича, который, по еe мнению, трудился на пользу Отечества, "приобрeл как новые зверопромышленные острова у берегов американских, так увеличил и капитал свой". Она просила предоставить ей все права по управлению делами усопшего мужа. К прошению прилагалось своего рода завещание Григория Ивановича, которое, по словам вдовы, было продиктовано им и записано дочерью Анной: "И как жена моя, сопутствующая мне в морском вояже для приобретения имения и поспешествующая в воспитании детей моих и содержании дому моего, заслуживает всю мою к ней справедливую довереность...".

Это прошение Наталья Алексеевна послала H.Н. Демидову, передавшему его фавориту Екатерины II графу П.А. Зубову, который, в свою очередь, представил его императрице. Любопытно, что за подачу бумаг на высочайшее имя Н.А. Шелихова выделила 10 тыс. руб. Н.Н. Демидов обещал ей своe содействие и покровительство, советовал опираться на зятя Н.П. Резанова, не впутываться в личные споры с купцами, имевшими денежные претензии к Г.И. Шелиxoвy.

Наталья Алексеевна умело использовала конкуренцию между различными группами иркутских купцов и вовремя присоединилась к сильнейшей группе, во главе с влиятельной семьeй иркутских купцов Мыльниковых.
Историки отмечают, что сохранение богатства семьи Шелиховых в сложной обстановке, создавшейся из-за скоропостижной смерти Григория Ивановича, воплощение в жизнь его мечты о создании на Тихоокеанском Севере монопольной торгово-промысловой компании под государственной опекой, - во всeм этом немалая заслуга именно Натальи Алексеевны, которая сама или с подсказки доверенных лиц могла убедительно преподносить в коммерческих делах свою версию событий, составлять обстоятельные, но понятные и легко читаемые прошения, деловые записки и справки, которые не шли ни в какое сравнение с подобными прошениями и планами еe деловых конкурентов.

Как видим, Наталья Алексеевна умело защищала интересы свои и своих детей. В этой жестокой борьбе за выживание она энергично действовала сама и всецело опиралась на своих незаурядных зятьев.

Ещe при жизни Г.И. Шелихова 24 января 1795 г. состоялось венчание его 14-летней дочери Анны с 30-летним Николаем Петровичем Резановым, сыном председателя Иркутского совестного суда Петра Гавриловича Резанова. Николай Петрович с детства был записан в лейб-гвардии Измайловский полк, а в возрасте 20 лет произведeн в чин капитана армии. Через несколько лет он перешeл на гражданскую службу, служил в Петербургской казeнной палате, в Военной коллегии, в Адмиралтейств-коллегии. Его отличная служба отмечена в 1791 г. подполковничьим чином. В 1792 г. он в ведомстве Кабинета Ея Императорского Величества служит под началом Гаврилы Романовича Державина, а в январе 1794 г. был послан от фаворита императрицы графа Платона Зубова "с имянными депешами в Иркутск курьером" к иркутскому генерал-губернатору. Там произошли и сватовство, и помолвка.

Видимо, вначале Наталья Алексеевна не очень доверяла деловым качествам зятя. Благосклонный к ней, влиятельный Никита Никитович Демидов писал ей в конце 1795 г.: "И он, зять ваш, не таков, кажетца, дурень, как Вы его описываете". Но в ходе совместных усилий по отстаиванию интересов вдовы и еe детей в части наследования Шелиховской компании и создания монопольной Российско-Американской компании (РАК) Наталья Алексеевна, вероятнее всего, изменила своe мнение. Н.П. Резанов после смерти императрицы, которая не жаловала идею о создании монопольной торговой компании на Тихоокеанском Севере, и занятия престола Павлом I сумел отстоять интересы клана Шелиховых.
Думается, что именно его заслугой является то, что после учреждения единой РАК и предоставления ей значительных прав и привилегий императорский указ определил, что представитель семьи Шелиховых должен быть обязательно одним из четырeх директоров компании.
2 декабря 1799 г. верховное правление в Петербурге над РАК согласно указу Павла I перешло к Н.П. Резанову, который стал главным доверенным лицом компании при дворе, в Петербурге. Видимо, немалую роль сыграл Н.П. Резанов в том, чтобы в ноябре 1797 г. был издан указ о возведении "вдовы и детей гражданина Шелихова за заслуги мужа и отца их в дворянское достоинство с предоставлением им права вести торговлю".

Но ближе Наталье Алексеевне был другой зять - великоустюжский купец Михаил Матвеевич Булдаков, один из богатейших и известнейших перекупщиков пушнины (впоследствии член-корреспондент Российской академии наук, надворный советник). Он был способным организатором, участвовал в подготовке нескольких кругосветных плаваний, в том числе 1-й русской кругосветной экспедиции И.Ф. Крузенштерна и Ю.Ф. Лисянского, после получения в 1806 г. известий об еe успешном проведении был награждeн орденом Св. Владимира 4-й степени. Наверное, коммерческий опыт М.М. Булдакова очень помог Наталье Алексеевне в первые годы после кончины мужа в упорядочении дел компании и в создании условий для завоевания прочных позиций во вновь учрежденной РАК, где именно М.М. Булдаков был более двадцати лет одним из главных директоров.

Булдаков был известным книголюбом, его библиотека, по тем временам немалая, частично сохранилась в фондах краеведческого музея Великого Устюга. В фонды Императорской Публичной библиотеки от него поступили в 1814 г. японские книги.

Зятья Натальи Алексеевны ладили между собой. Историки считают, что Резанов доверял Булдакову как себе. Ему он оставил своих детей (жена Анна к тому времени скончалась), уйдя в 1803 г. в кругосветное плавание. О доверительности отношений между зятьями свидетельствует, например, письмо, в котором Резанов поздравил Булдакова с назначением его первенствующим директором: "...уговорите матушку, чтоб она была к ним (компаньонам. - Авт.) милостива. Постарайтесь о выдаче им по разделу положенной суммы денег, также не забудьте и меня. Впрочем, об них более прошу, я перебьюсь как-нибудь; а им не можно. Они не правы во многом, но ей-ей извиняйте их неопытность и что они не имели таких, как мы, случаев. Ты пустил, братец, свою долю в торги, я купил деревню, и так мы должны благодарить Бога и матушку, но они виноваты ли, что лишены сих способов".

После образования РАК российское влияние на западном побережье Северной Америки укрепилось и распространилось на новые районы. Появились новые, российские, поселения на побережье Аляски, а затем и в еe внутренних районах. Продолжилось активное изучение и освоение этой отдалeнной области Российской империи.
Наталья Алексеевна умерла в 1810 г. в возрасте всего 48 лет и была похоронена в Москве на кладбище Донского монастыря.

М.И. ЦИПОРУХА
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Время создания страницы: 0.306 секунд