Камчатка: SOS!
Save Our Salmon!
Спасем Наш Лосось!
Сохраним Лососей ВМЕСТЕ!

  • s1

    SOS – в буквальном переводе значит «Спасите наши души!».

    Камчатка тоже посылает миру свой сигнал о спасении – «Спасите нашего лосося!»: “Save our salmon!”.

  • s2

    Именно здесь, в Стране Лососей, на Камчатке, – сохранилось в первозданном виде все биологического многообразие диких стад тихоокеанских лососей. Но массовое браконьерство – криминальный икряной бизнес – принял здесь просто гигантские масштабы.

  • s3

    Уничтожение лососей происходит прямо в «родильных домах» – на нерестилищах.

  • s4

    Коррупция в образе рыбной мафии практически полностью парализовала деятельность государственных рыбоохранных и правоохранительных структур, превратив эту деятельность в формальность. И процесс этот принял, по всей видимости, необратимый характер.

  • s5

    Камчатский региональный общественный фонд «Сохраним лососей ВМЕСТЕ!» разработал проект поддержки мировым сообществом общественного движения по охране камчатских лососей: он заключается в продвижении по миру бренда «Дикий лосось Камчатки», разработанный Фондом.

  • s6

    Его образ: Ворон-Кутх – прародитель северного человечества, благодарно обнимающий Лосося – кормильца и спасителя его детей-северян и всех кто живет на Севере.

  • s7

    Каждый, кто приобретает сувениры с этим изображением, не только продвигает в мире бренд дикого лосося Камчатки, но и заставляет задуматься других о последствиях того, что творят сегодня браконьеры на Камчатке.

  • s8

    Но главное, это позволит Фонду организовать дополнительный сбор средств, осуществляемый на благотворительной основе, для организации на Камчатке уникального экологического тура для добровольцев-волонтеров со всего мира:

  • s9

    «Сафари на браконьеров» – фото-видеоохота на браконьеров с использованием самых современных технологий по отслеживанию этих тайных криминальных группировок.

  • s10

    Еще более важен, контроль за деятельностью государственных рыбоохранных и правоохранительных структур по предотвращению преступлений, направленных против дикого лосося Камчатки, являющегося не только национальным богатством России, но и природным наследием всего человечества.

  • s11

    Камчатский региональный общественный фонд «Сохраним лососей ВМЕСТЕ!» обращается ко всем неравнодушным людям: «Save our salmon!» – Сохраним нашего лосося! – SOS!!!

  • s12
  • s13
  • s14
  • s15
Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня

ТЕМА: Демби (Денби) и его потомки

Демби (Денби) и его потомки 23 окт 2009 02:30 #21

  • Камчадал
  • Камчадал аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 1401
  • Спасибо получено: 3
  • Репутация: 0
Амир Хисамутдинов
Порой краеведческий поиск может длиться годами, и только счастливый случай помогает прояснить все неточности и заполнить пробелы. Так и случилось с жизнеописанием известного российского рыбопромышленника Георгия Филипповича Денби, в судьбе которого удивительно переплелись захватывающие приключения и удачная коммерция. Он был первым английским консулом во Владивостоке, основателем промысла морепродуктов на Дальнем Востоке, организатором первого российского коммерческого представительства в Японии. Казалось бы не составит особого труда разыскать документальные свидетельства жизни столь известного человека, но тем не менее поиски сведений из его биографии затянулись на многие годы. Мучило и то, что не удавалось найти никого из его потомков. Как-то раз, просматривая старые Владивостокские газеты, хранящиеся во Владивостоке в Обществе изучения Амурского края (ОИАК), заметил в «Дальнем Востоке» небольшое сообщение о том, что в 1916 году в Гонолулу скончался Владивостокский сторожил Денби. Оно-то совершенно неожиданно и оказалось нитью Ариадны, которая и привела к заветной цели. В первую же поездку на Гавайские острова в 1993 году я принялся наводить справки о легендарном земляке. Сначала опытный русский библиограф Патриция Полански из университета в Гонолулу лишь пожала плечами на мой вопрос, слышала ли она что-нибудь о Денби, но через несколько дней я уже рассматривал официальную справку о смерти моего героя, Георга Филиппа Денби (George Philips Denbigh), чья фамилия, оказывается, по-русски писалась неверно.
Заметка о находке новых документов, проливающих свет на биографию известного человека, вызвала интерес в Японии и Америке. Одним из первых на нее откликнулся из Канады Кирилл Бринер, внук другого крупного владивостокского предпринимателя. Он-то и сообщил адрес Анни Денби (Anne Denbigh), которая была невесткой одного из сыновей Г.Ф.Денби. Она не только ответила на письмо, но и прислала увесистую пачку бесценных материалов об именитом земляке, которые помогли выяснить многие факты его интересной биографии.
Русские дальневосточные коммерсанты всегда имели устойчивое положение в Японии. В этом деле пионером был предприниматель из Владивостока Георгий Филлипович Демби/Денби, один из знакомых А.П.Чехова. Писатель отмечал в своей книге «Сахалин»: «[...] делом заведует шотландец Демби, уже немолодой и, по-видимому, знающий человек. Он имеет собственный дом в Нагасаки в Японии, и когда я, познакомившись с ним, сказал ему, что, вероятно, буду осенью в Японии, то он любезно предложил мне остановиться у него в доме».
Георг Денби (Denbigh, George Phillips) появился на свет 16 февраля 1841 года. «Дом, где он родился, — писала его родственница Анни Денби, — до сих пор цел и стоит около канала Регента в пригороде Лондона (Islington). Я не думаю, что они были очень бедными, так как у меня дома висит портрет отца Г.Ф.Денби, написанный маслом». Денби получил хорошее образование в родной Англии, но, будучи авантюристом по натуре, он уехал в Юго-Восточную Азию. Одно время юноша жил в Бангкоке и Сайгоне. Порой молодой Денби зарабатывал себе на жизнь игрой в покер. Говорят, он был удачливым игроком, но, не возлагая больших надежд на переменчивую фортуну, он отправился в Китай, где занялся своеобразным бизнесом: назначил себя таможенником на реке и взимал пошлину с каждой проплывавшей джонки. Видимо, тогда-то и возникла легенда, что он флибустьером промышлял в южных морях.
Однажды, зафрахтовав небольшую шхуну, искатель счастья отправил ее на промысел в русские воды. Позже Г.Ф.Денби вспоминал: «Команда была очень мала — она состояла всего из одного русского, одного англичанина и двух китайцев. Они добрались до Владивостока в конце мая и вышли оттуда в июне в Охотское море, получив приказание, если не будут в состоянии вернуться назад, добраться до Шантарских островов, перезимовать там, охотясь за соболями и т.п., и вернуться во Владивосток в следующую весну. Прошло три года, а я не получал никаких вестей об этой экспедиции... Наконец, одно из проходящих судов случайно вошло в Шантарский залив и увидело там мою шхуну, вся команда которой погибла от цинги. Последним умер капитан — его нашли мертвым в построенной ими хижине на берегу за писанием вахтенного журнала».
Тогда Денби сам отправился во Владивосток, решив осесть в юном городе, насчитывающем в то время несколько сотен жителей. Он купил землю и построил два дома, фасадами выходившие на Светланскую и на Китайскую улицы. Предприниматель решил заняться добычей морепродуктов. Купив парусное суденушко «Алеут», Денби на нем отправился на Сахалин, у берегов которого было много морской капусты. Вскоре Георг близко сошелся с купцом Я.Л.Семеновым,* (биографии, отмеченные *, смотреть в приложении), который считался признанным знатоком промысла ламинарии в Приморье. Яков Лазаревич предложил предприимчивому англичанину организовать общее дело. Так и возникла в 1877 году знаменитая фирма «Семенов и К».
«Я пробыл на Сахалине около восьми лет, - свидетельствует Денби, — прежде чем дело приняло значительные размеры, так как первоначально пришлось преодолевать многочисленные препятствия... Первое время пробовал заниматься рыбным промыслом и приготовлять тук, но г.Семенов не хотел принимать никакого участия в этой отрасли предприятия и отказался затрачивать на нее какой-либо капитал до тех пор, пока путем настойчивого труда мне не удалось доказать ему на деле, что этот промысел может быть в высшей степени выгоден. Первоначально я занимался ловлею трески и, выезжая в море при всякой погоде в небольшой лодке с мальчиком-айном, нередко успевал наловить в день 500-600 крупных рыбин. Вскоре мне удалось побудить и айнов также заняться этим промыслом. Треску затем выменивал у них на табак, материю и рис, таким образом мне удалось наловить и насушить полный груз трески, проданной в Японии за 4000 иен (огромная по тем временам сумма. — автор). В то же время дело добычи морской капусты шло своим чередом, и нами отправлялось уже около 100000 пудов в год».
К тому времени Г.Ф.Денби (протестанского вероисповедования) женился на очень красивой православной японке Мэри Моритака (Анна Рудольфовна Монетесса), на которой держалось все домашнее хозяйство богатого рыбопромышленника. На Сахалине в местечке Маука у них родились все дети: Альфред (Alfred)- в 1880 г., Александр — Тед (Alexander — Ted) -в 1881 г., Лиза (Liza)-B 1882 г.(?), Джордж — Вэш (George — Wash)— 24 мая5 июня 1884 г. и Джон (Ваня) (John — Vania) — в 1885 (?) г. Дети были крещены в Анивской православной церкви.
Деловая сметка и инициатива Г.Ф.Денби, который принял русское подданство, приносила большую пользу. «К чести г.Денби, — отмечали современники, — должно сказать, что он не является эксплуататором, высасывающим соки из зависящих от него русских промышленников: получая выговоренный, достаточно большой, но вполне оправданный значительным риском процент (не надо забывать, что все промышленники, большей частью крестьяне из ссыльных, начинали промысловое предприятие без всякого капитала и не могли предоставить никакого обеспечения), он не запутывал и не закабалял своих клиентов, как это, несомненно, сделал бы при подобных условиях русский кулак-капиталист, а давал им полную возможность при достаточной энергии встать на собственные ноги и освободиться от полной зависимости».
Во Владивостоке Георгий Филлипович Денби пользовался большим уважением и считался старожилом города, а этим званием в те годы гордились. Он был членом Общества изучения Амурского края, куда передал немало средств для музея, а также экспонатов, рассказывающих о богатстве дальневосточной флоры. Удалившись в старости от дел, Г.Ф.Денби много путешествовал. Помимо Владивостока он имел дома в Хакодате и Гонолулу. В начале 1916 г. у Георгия Филипповича обострилась астма, и он лег в больницу в Гонолулу, куда обычно ездил на отдых. Там он и скончался 15 ноября того же года. Его сыновья кремировали тело и увезли в Нагасаки, где находился семейный склеп Денби.
После отца семейное дело по торговле рыбой и морепродуктами на Дальнем Востоке успешно возглавлял старший сын Георгия Филипповича Альфред Денби. Он закончил Французский иезуитский колледж в Нагасаки и был представителем отцовской компании в этом городе. В октябре 1904 года заключил договор с Г.А.Крамаренко о создании товарищества по добыче рыбы и морепродуктов на Южном Сахалине.
Русско-японская война расстроила финансовое благополучие семьи: все деньги были вложены в предприятия, находившиеся в Японии, Порт-Артуре и Дальнем. Контора была закрыта, и Альфред перебрался в Шанхай, где занимался снабжением Владивостока, находившегося в блокаде японцев. Вернувшись после войны в Хакодате, Альфред возобновил деятельность семейной конторы под именем Denbigh & Со. Когда из Англии приехал его брат Джордж, компания заработала в полную силу, открыв еще одно представительство — во Владивостоке. Но условия работы изменились: богатства Амура вовсю осваивались местными промышленниками, а южный Сахалин, вотчина семьи Денби, перешел к японцам. Оставалась Камчатка, и братья обратили основное внимание на нее.
В 1908 году все взрослые сыновья Георгия Филипповича Денби получили от отца по десять тысяч долларов, огромную по тем временам сумму, на устройство дел. Эти деньги и пригодились на расширение семейного предприятия. В Усть-Камчатске были построены рыбообрабатывающие и консервные заводы, оснащенные по последнему слову техники. Без преувеличения можно сказать, что компания «Денби и К» в период с 1908 по 1923 год снабжала красной рыбой весь мир. Кстати, А.Г.Демби был, как и отец, действительным членом ОИАК во Владивостоке.
Известный путешественник В.К.Арсеньев, совершая экспедицию по Камчатке, подружился с братьями Денби. Именно они бесплатно выделили в Усть— Камчатске Владимиру Клавдиевичу свой катер, чтобы он со спутниками мог подняться вверх по течению реки Камчатки. Когда перед Советским правительством встал вопрос о концессиях на Камчатке с зарубежными компаниями, Арсеньев, работавший тогда в управлении рыбными и звериными промыслами Дальнего Востока во Владивостоке, предостерегал от заключения контрактов с иностранцами, а рекомендовал сотрудничать с братьями Денби, характеризуя их с самой положительной стороны.
Семейство Денби было просто шокировано, когда Альфред, расстроив помолвку со своей дальней родственницей, решил жениться на некой Марусе (Марии) Крупской (1879 — 25 июня 1952), которая только что бросила своего мужа-капитана. Злые языки поговаривали, что одной из причин неожиданной страсти было то, что профиль этой женщины очень напоминал женскую головку на американском серебряном долларе. Несмотря на то, что вся семья, особенно Денби-старший, была против этого неравного брака, он состоялся и вовсе не оказался неудачным. Напротив, Маруся помогла Альфреду преодолеть все невзгоды последующих лет, а их немало выпало на долю старшего сына Денби.
Последним свидетельством деятельности братьев Денби на Камчатке служат воспоминания сына Г.А.Крамаренко Жоржа, который побывал на рыбозаводе Денби/ Рыбный промысел на Камчатке замер после того, как к власти в Восточной Сибири пришли большевики. Невосполнимый урон нанесло и огромное цунами, возникшее после землетрясения в Японии в 1923 году. Правда, братья Денби вовремя почувствовали конец НЭПа и успели продать японской компании «Мицубиси» консервный завод, который вскоре был национализирован. Работавший на этом предприятии бывший офицер Владимир Жиганов вспоминал позднее о новых временах: «Бессовестные головотяпы, сидевшие в то время у кормила власти на Дальнем Востоке, не обследовав положения, в какое попали рыбаки, по окончании рыбной ловли сделали распоряжение Госторгу удержать с причитающихся рыбакам сумм вновь введенный в стране «Едино-Сель. Хоз.налог». Налог взяли с валового дохода, не считаясь совершенно с тем, что он — единый в году. Но не прошло и полгода, приехал из Губревкома фининспектор и сообщил несчастным труженикам о новом налоге. Когда кто-либо из рыбаков в присутствии властей вспоминал привольную жизнь при А.Г.Денби, то в ответ получал: «Забудьте, товарищи! Эта жизнь-дурочка не вернется к вам никогда!»
В довершение всего лопнул французский банк, в котором Денби держали все капиталы. Альфред остался без копейки, тем более что Маруся была большой мотовкой, и деньги, выделявшиеся на ведение домашнего хозяйства, текли сквозь ее пальцы, как вода. Но оставалась еще семейная усадьба в Хакодате, в местечке Ячи. Дом этот, сгоревший в конце двадцатых годов, был заполнен бесценными произведениями искусства и окружен прекрасным садом. Осталось немало свидетельств о том, что дом Денби был одним из центров культурной жизни в Хакодате. Надо отметить, что там жила семья еще одного известного рыбопромышленника Мейера Люри.* Из Хакодате Альфред Георгиевич управлял экспортными и импортными операциями всей компании Денби. К этому времени Джордж решил отойти от дел и уехал с семьей в Англию.
После окончания гражданской войны Альфред Денби остался жить в Японии. Он стал почетным консулом Британии в Хакодате. Его племянник Ян Денби вошел в семейное дело в 1933 году, но в это время в Японии возрос милитаристский дух и вместе с ним подозрение ко всем иностранцам, и Альфред Денби с племянником перебрался в 1939 году в Шанхай, где к ним вскоре присоединился и младший брат Ваня.
Торговые операции пришлось прекратить после оккупации Шанхая Японией. Денби оказались людьми без родины и без гражданства: русское они утратили после революции, а получить другое было не так легко. В 1930-е годы Альфред попытался стать британским подданным, но в преддверии войны в Англии хватало других забот и подобные дела никто не рассматривал. Члены семьи Денби были зарегистрированы в Шанхайской муниципальной полиции как русские эмигранты, а их в Шанхае в то время проживало более 30 тысяч. (20) Ян, кстати, был интернирован японцами как гражданин Канады. После окончания второй мировой войны Альфред получил советское гражданство, как и все бывшие русские эмигранты, которые захотели вернуть свое прежнее подданство.
В 1948 году китайские коммунисты выжили А.Денби из Шанхая, и он уехал сначала в Гонконг, а потом в Тайвань, где сотрудничал с оккупационными войсками США, а в 1950-х годах вернулся в Японию вместе с Марусей и ее сестрой Ниной. Они поселились в маленьком доме в Карюзава (Kariuzawa), курортном местечке недалеко от Токио, которое было популярно среди иностранцев. Детей у Альфреда и Маруси Денби не было. Там Альфред перенес три сердечных удара и 1 ноября 1953 года на 76-м году жизни умер, успев-таки к этому времени после долгих переговоров в консульствах и посольствах стать гражданином Великобритании.
По поводу смерти Альфреда Георгиевича Денби был напечатан следующий некролог: «Русская эмиграция, в рядах которой он состоял до принятия английского подданства, что имело место за несколько месяцев до его внезапной кончины, многим и многим ему обязана. Немало русских беженцев устроил он на разные места в Шанхай и другие города Дальнего Востока, где они могли найти себе подходящее дело. Японская администрация до такой степени привыкла к его ходатайствам и его заступничеству за русских, что сама обращалась к нему по всем русским делам, признав его, таким образом, фактически за русского консула. И все русские, попадавшие в Хакодате, прежде всего наносили визит Альфреду Георгиевичу, и он никогда не отказывал ни в совете, ни в денежной помощи, если она была нужна».
Что касается других братьев Денби, то Александр, известный также под именем Тед, почти всю свою жизнь провел за границей и совсем не говорил по— русски, считая родным языком английский. На отцовские десять тысяч долларов в 1909 или 1910 году он купил ранчо в Канаде рядом с владениями принца Уэльского, позднее Эдварда 8-го, с которым он был весьма дружен. Туда Александр вскоре привез свою жену Фаню Канакову, дочку Кяхтинского губернатора. Он познакомился с ней в 1910 году в Японии, и для всей семьи было загадкой, как они смогли найти общий язык: Фаня не говорила по-английски, а Александр ни слова не знал по-русски. Должно быть, помог французский язык. Семейное счастье продолжалось недолго. Александр не мог усидеть на ранчо. У него был частный железнодорожный вагон на Канадской тихоокеанской линии, и он часто совершал поездки от Альберта до Ванкувера. Фаня в это время скучала на ранчо. Дав жизнь трем детям — Элеоноре (1911г.), Галине (1913 — 1915гг.) и Дмитрию (1915), она развелась с мужем в 1916 г. и уехала с двумя детьми из Канады.
После развода Тед продал ранчо и занимался чем придется: искал золото, работал на лесопилке, ловил рыбу и креветок. Во время второй мировой войны он трудился на судостроительных верфях, а после этого был буфетчиком в Крофтоне. В 1949 году туда к нему приехал и сын Дмитрий, которого Тед видел последний раз трехлетним. Казалось, они поладили, но вскоре Дмитрий уехал в Ванкувер. Однажды Теда обнаружили в его коттедже в Крофтоне без сознания на полу рядом с охапкой дров: он упал в обморок от недоедания. Во время болезни Тед жил в семье племянника Яна и его жены Анны в Виктории. После этого до самой смерти в 1957 году он жил с младшим сыном Дмитрием и его женой в Ванкувере.
Третьим сыном в семье Г.Ф.Денби был Джордж, которого звали еще и Уошем. Он, как и старшие дети, родился на Сахалине и учился в Нагасаки. Во Владивосток, в дом родителей, он приезжал на летние каникулы, там он и выучился русскому языку, 18-летним юношей он устроился переводчиком к военному атташе Германии в Токио и по долгу службы объездил всю южную часть Сахалина. В 1903 году Джордж поступил на службу в Русско-Азиатский банк во Владивостоке и работал там до начала русско-японской войны, во время которой был военным переводчиком. В это время он стал профессиональным разведчиком. Позднее его отправили в Санкт-Петербург, а оттуда — на Красное море с разведывательным заданием. Уош должен был присоединиться к печально известной эскадре Рожественского, но вместо этого он неожиданно ушел в отставку и уехал в Англию.
В 1907 году он вернулся в Хакодате и работал в семейной компании вместе со старшим братом, помогая ему организовывать консервные заводы по переработке лосося на Камчатке. В то же время Уош занимался еще и золотьми приисками на Амуре. Это дело начал еще Денби-старший. Его жена носила обручальное кольцо, вылитое из чистого золота, которое сам Денби нашел на Амуре. Свою жену Уош нашел в Австралии, куда однажды приезжал с отцом. Это была Юнис Маргерит Манн из известной в Сиднее семьи. Молодожены поселились в Хакодате, в семейном поместье Ячи. В то время Уош был почетным консулом Норвегии в Японии. В семье было шесть детей: Дэвид, Ян, Мэри (Молли), Хоуп, Аластер и Питер. Мэри умерла в 1919 году во время эпидемии гриппа. В 1922 году семья Уоша Денби переехала в Англию, возможно, потому что у маленького Аластера обнаружили туберкулез позвоночника. Уош имел в Англии и деловой интерес, тем более что на Дальнем Востоке семейный бизнес начал рушиться.
Семья Уоша жила в Англии до 1926 года, а потом Уош основал рыбодобычу на Западном побережье Канады, и перевез семью в Британскую Колумбию. Все получили канадское гражданство. Уош построил рыборазводный сардиновый завод, но через два года сардина ушла от западного побережья и больше не вернулась. Эта неудача и депрессия 30-х годов поглотили все, что осталось от отцовского наследства. В годы второй мировой войны Уош работал электриком на одном из судостроительных заводов в Виктории. Он был заядлым рыболовом-спортсменом и самыми счастливьми часами считал те, которые проводил в своей лодке на ловле лосося около острова Ванкувер или с удочкой на берегу озер или рек вокруг дома, выуживая форель. У него были умелые руки, и он всегда находил для них дело на плотницких и других полезных работах, несмотря на то, что на левой руке отсутствовал средний палец: Уош в молодости отстрелил его нечаянно на охоте. Летом Уош часто работал гидом на рыбной ловле. Хорошее знание языков — русского, английского, японского, французского — позволяло ему быть в дружеских отношениях со всеми туристами. Кроме других достоинств, он отлично готовил и был хорошим семьянином, преданным жене и детям. Он умер от сердечного приступа 4 августа 1954 года в Виктории. Вдова Юнис пережила его на четыре года.
Лиза Денби, четвертый ребенок в семье, в 1914 году вышла замуж за шотландца Эдварда Гордона (Edward Gordon), британского консула в Хакодате. Вскоре его назначили консулом в Гонолулу, и там у молодоженов в 1916 году родился сын Джордж (вероятно, названный так в честь деда). Большой трагедией для всех членов семьи стала смерть Лизы от перитонита через шесть недель после рождения ребенка. Сейчас George Gordon живет в Шотландии.
Младший сын Г.Ф.Денби Джон (Ваня) женился в 1912 или в 1913 году на сестре Маруси Наталье. У них родилась дочь Ирина, но когда для семьи настали тяжелые времена, Наталья развелась с мужем и уехала с дочерью во Францию. Ваня так больше и не женился. Он остался в Японии, работал в семейной компании вместе с Альфредом, с ним и уехал в Шанхай. Он умер в 1952 году в Токио, где работал в оккупационных частях американских войск.
Обо всех братьях Денби и Лизе говорили как о настоящих джентльменах и леди, честных в деле, приятных в общении и по-русски добросердечных. Их любили все родственники и окружающие. Особенно без ума от них были дети. Никто из младших Денби в Советский Союз не приезжал, но о собственности, оставшейся во Владивостоке, помнили. «Я дал Нине все полномочия претендовать на имущество Денби в России, если когда-нибудь коммунистический режим рухнет. Правда, я не мечтаю о том, что это случится при моей жизни, — писал Альфред Денби. — Все документы, подтверждающие мои права на собственность во Владивостоке, находятся здесь, в Японии, так почему бы кому-то из наших отпрысков не воспользоваться ею когда-нибудь в будущем. Никто не знает, какие еще перевороты могут случиться в России. Там сейчас очень неспокойно».
Побывав в 1994 году в Иокогаме на Иностранном кладбище, автор этих строк возложил цветы на могилы Альфреда, Джона и Марии Денби. За несколько лет до этого их прах перенесли сюда из Карюзавы.
Приношу глубокую благодарность Анни Денби за исчерпывающую информацию об истории семьи Денби / Демби, а также библиографу Патриции Полански (США), профессорам Кириллу Бринеру (Канада), Элле Люри-Визвелл (США), К. Савада (Япония).
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Время создания страницы: 0.281 секунд