Камчатка: SOS!
Save Our Salmon!
Спасем Наш Лосось!
Сохраним Лососей ВМЕСТЕ!

  • s1

    SOS – в буквальном переводе значит «Спасите наши души!».

    Камчатка тоже посылает миру свой сигнал о спасении – «Спасите нашего лосося!»: “Save our salmon!”.

  • s2

    Именно здесь, в Стране Лососей, на Камчатке, – сохранилось в первозданном виде все биологического многообразие диких стад тихоокеанских лососей. Но массовое браконьерство – криминальный икряной бизнес – принял здесь просто гигантские масштабы.

  • s3

    Уничтожение лососей происходит прямо в «родильных домах» – на нерестилищах.

  • s4

    Коррупция в образе рыбной мафии практически полностью парализовала деятельность государственных рыбоохранных и правоохранительных структур, превратив эту деятельность в формальность. И процесс этот принял, по всей видимости, необратимый характер.

  • s5

    Камчатский региональный общественный фонд «Сохраним лососей ВМЕСТЕ!» разработал проект поддержки мировым сообществом общественного движения по охране камчатских лососей: он заключается в продвижении по миру бренда «Дикий лосось Камчатки», разработанный Фондом.

  • s6

    Его образ: Ворон-Кутх – прародитель северного человечества, благодарно обнимающий Лосося – кормильца и спасителя его детей-северян и всех кто живет на Севере.

  • s7

    Каждый, кто приобретает сувениры с этим изображением, не только продвигает в мире бренд дикого лосося Камчатки, но и заставляет задуматься других о последствиях того, что творят сегодня браконьеры на Камчатке.

  • s8

    Но главное, это позволит Фонду организовать дополнительный сбор средств, осуществляемый на благотворительной основе, для организации на Камчатке уникального экологического тура для добровольцев-волонтеров со всего мира:

  • s9

    «Сафари на браконьеров» – фото-видеоохота на браконьеров с использованием самых современных технологий по отслеживанию этих тайных криминальных группировок.

  • s10

    Еще более важен, контроль за деятельностью государственных рыбоохранных и правоохранительных структур по предотвращению преступлений, направленных против дикого лосося Камчатки, являющегося не только национальным богатством России, но и природным наследием всего человечества.

  • s11

    Камчатский региональный общественный фонд «Сохраним лососей ВМЕСТЕ!» обращается ко всем неравнодушным людям: «Save our salmon!» – Сохраним нашего лосося! – SOS!!!

  • s12
  • s13
  • s14
  • s15
Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3

ТЕМА: Беньевский

Беньевский 10 дек 2009 01:42 #1534

  • Краевед
  • Краевед аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 1079
  • Спасибо получено: 7
  • Репутация: 1
А что, Марина, давай начнем такой конкур, я объявляю самостоятельную тему "Бенёвскиниана", а там, глядишь, кто-то и подхватит.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Беньевский 24 авг 2010 00:18 #1644

  • Камчадал
  • Камчадал аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 1401
  • Спасибо получено: 3
  • Репутация: 0
БАРСКИЕ КОНФЕДЕРАТЫ В СИБИРИ
Ольга ЗАДОРОЖНАЯ,
кандидат исторических наук,
старший преподаватель
Сургутского госуниверситета
Выходцы из Польского государства появились в Сибири в отряде Ермака. История двух соседних стран постоянно переплеталась; события, кризисы, столкновения, неурядицы одного отражались на политике другого. Так было и во второй половине XIX века: Польша переживала потрясения из-за прекращения династии Ягеллонов. Монарха на престоле меняли различные дворянские вельможные группировки. Это напоминало российское Смутное время; население не знало, при чьей власти проснется утром.
Благодаря помощи российской императрицы Екатерины Второй на польский престол взошел Станислав Понятовский. Учитывая обычаи Польского королевства, последний должен был номинально делить власть с дворянским сеймом. Экономические, политические, общественные противоречия привели к формальному, а затем и фактическому разделу суверенной польской территории. В парламенте постоянно возникали новые оппозиции, т.е. конфедерации.
Первая конфедерация из 300 шляхтичей возникла в марте 1767 года в Торне. Одновременно в Слуцке была создана литовская конфедерация. Всего к лету того года по стране действовало 178 различных группировок, объединенных в городе Радоме князем Радзивиллом. В октябре состоялся сейм, который уравнял права различных сословий и групп населения. Но сейм стал искрой освободительного движения, известного под названием барской конфедерации.
По примеру барских конфедератов стали возникать подобные объединения в различных городах. Вскоре Краковская конфедерация призвала все объединения к всеобщему восстанию, а фактически к междуусобной борьбе. Краковская группа вела тайные переговоры с Францией, Турцией и Австрией. Российская армия вступила на территорию соседнего государства в 1768 году и рассеяла силы конфедератов. Последние покинули Польшу, уйдя в Венгрию и Турцию. Однако были отдельные отряды, которые продолжали борьбу с помощью Турции. Россия, Австрия и Пруссия воспользовались сложившимся положением Польского государства и в 1772 году приняли решение о первом разделе. В 1793, 1795 гг. последовали второй и третий разделы суверенного государства между европей-скими державами. Формально при-чиной этих событий была борьба между конфедерациями за власть.
Для Польского государства все события были трагичными, но они имели свое продолжение на территории Зауралья. Участники конфедераций поодиночке или целыми группами ссылались в Сибирь. Источники говорят, что "поляков... в виде барских конфедератов-выселенцев генерала Кречетникова и прусского полковника Сюлли (1769 г.), потом приверженцев Костюшко (1794 г.)" по Указу от 20 июня 1795 года отправляли в Пелым, Якутск, Тобольск, Нерчинск, Семипалатинск, Березов. В Центральной России проводилось "следствие с пристрастием", потому что сосланные попадали в Сибирь измученными "различными варварскими способами".
Местные власти по-разному относились к арестантам. Так, губернатор Шеншин приказал сбрасывать конфедератов с высокой горы Тобольского кремля. Но большая часть сибирского населения встретила новых "невольников" с жалостью и без всякой злобы. По данным источников, только в 1812 году было сослано 900 человек вместе с семьями.
Надо отметить, что российские власти регулярно давали разрешение на возвращение на Родину. Часть переселенцев воспользовалась этим. Но большинство польских ссыльных оставались в Зауральском регионе, участвуя в развитии сибирского края. Так, часть участников наполеоновских войн стали членами Омского казачьего хора, которым руководил их соотечественник Волицкий. Маэстро окончил академию музыки в Париже и был активным офицером польской армии в начале XIX века. Среди солистов этого известного в Сибири коллектива можно назвать участников борьбы с Российской империей Радбоского, Гидерси, Поломбейского, Фаека, Тана и др. Их имена были известны и за пределами региона, так как Омский хор неоднократно выезжал за пределы государства.
Поляки пришлись в Сибири "ко двору", даже заполнили пустые места в управлении местной власти, не говоря о системе промыслов, ремесел, различных видах торговой деятельности, образования. Многие из них становились уважаемыми и известными людьми в регионе. В 1775 году крестный сын императрицы князь В.В.Нарышкин при очередной проверке Нерчинских рудников назначил чиновниками офицеров-конфедератов Перхорувича и В.Косаковского. Волостной голова Тарского уезда Тобольской губернии Пановский, по воспоминаниям современников, происходил из ссыльных поляков. Чиновники Иркутской губернии Ходкевич, Хилковские были выходцами из ссыльных поляков. Тарские мещане Грабианские, березовские - Новицкие - активно занимались торговлей, тобольские - Ружицкие - оружейным ремеслом.
Жили ссыльные традиционно общинами с выборными старостами и существующей до начала XX века круговой ответственностью. Старостой туринской общины конфедератов был Андрей Ружицкий (род. в 1738 г.). Он женился на дочери местного мещанина Василисе Яковлевне Нестеной; в этой семье было трое детей: сын Фрол (род. в 1781 г.), дочери Василиса (1782 г.) и Авдотья (1783 г.). В этой общине состояли до 20-х годов XX века И.М.Козловский, женатый на крестьянке Федосье Кузьминичне Лавровой; Андрей Живицкий, Федор Пакатыло, Василий Зайчиков, Карл Вишневский, Михаил Ляховский, Тор Маковский.
В конце XIX века часть из них получила право переселиться в удобные места. Так, Михаил Стеречинский вместе с семейством переехал в 1784 году в Тюмень, где занимался промыслом. Карл Вишневский поселился в Иркутске, занимался торговлей, владея небольшой ремесленной мастерской. Тор Маковский перебрался в Тобольск.
Екатерина Вторая, оценивая знания и умения иностранцев в развитии Сибири, разрешила им "вечное подданство" и предоставила "свободу выбора в Сибири для жизни в городах". Этим правом воспользовался дворянин Осип Осипович Маляковский, в 1774 году он обосновался в Туринске. Шляхтич был дважды женат: первым браком на мещанке Федосье Васильевой, вторым - на дочери туринского дьячка Акулине Бардановой. Ссыльные поддерживали отношения между собой. Например, А.Ружицкий был знаком с ялуторовской общиной. Там проживали с конца XVIII века первые конфедераты С.И.Деверье с семьей, С.И.Стравицкий. Помнили они тобольского мещанина Е.А.Лукашевича, возвратившегося на Родину в 1803 году, прожив за Уралом более двадцати лет.
Однако среди сосланных последующих поколений ходило множество легенд, преданий о жизни, "приключениях" первых поляков. Самым романтическим ореолом овеяно имя Морица-Августа Беневского (Бейнокс по прозвищу). Дважды попавший в русский плен, конфедерат был отправлен в ссылку в Казань, откуда по подложному паспорту бежал и добрался до Калуги. Спутником поляка был швед, майор польской армии Вадольф Винблад. Вместе они были отправлены на Камчатку в 1770 году. Вновь побег на захваченном судне, конечным пунктом оказался Париж. По воспоминаниям современников, Мориц Беневский был удивительно обаятельным человеком, и ему удалось стать французским офицером, а впоследствии главой одной из островных колоний. Подлинная жизнь этого человека обросла увлекательными подробностями под пером известных романистов XVIII-XX веков.
Наиболее многочисленный поток ссыльных поляков в Сибирь был после выступлений 60-х годов XIX века в герцогстве Варшавском. Они нашли в крае своих соотечественников и поддержку. Так, Гамалинский открыл ювелирную мастерскую, Новицкий имел в Тобольске булочное заведение и колбасное предприятие. Жена ссыльного Францика Рымкевича открыла одно из первых пивоваренных заведений, где также работали их соотечественники Ян Раецкий и Клавдий Плашкевич. Живописью в Тюмени занимался Ясенский. Огромную помощь оказывал полякам тюменский предприниматель Коззело-Поклевский...
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Беньевский 24 авг 2010 00:26 #1742

  • Камчадал
  • Камчадал аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 1401
  • Спасибо получено: 3
  • Репутация: 0
Бунтовал не только Беньевский (Беневский). Вот любопытная выдержка:

К весне 1906 г. в боевую организацию входили, кроме перечисленных выше, еще следующие лица: Владимир Азеф (брат Евгения Азефа), Мария Беневская, Владимир Вноровский (брат Бориса Вноровского), Борис Горинсон, Абрам Рафаилович Гоц (брат Михаила Гоца), Двойников, Александра Севастьянова, Владимир Михайлович Зензинов, Ксения Зильберберг, Кудрявцев («Адмирал»), Калашников, Валентина Колосова (урожденная Попова), Самойлов, Назаров, Павлов, Пискарев, Всеволод Смирнов, Зот Сазонов (брат Егора Сазонова), Павла Левинсон, Трегубов, Яковлев и некий рабочий «Семен Семенович», фамилия которого мне неизвестна. Всего в боевой организации было тогда около 30 человек. Я считал, что такое переполнение организации только вредит делу, и не раз указывал на это Азефу. Азеф не соглашался со мной: по его инициативе и только с его одобрения были приняты некоторые из перечисленных мною лиц. Лица эти, достойные всякого уважения и готовые на всякое боевое дело, были, однако, лишними в наших планах и оставались в бездействии.
Из новых товарищей мое внимание в особенности обратили на себя четыре лица: Абрам Гоц, «Адмирал», Федор Назаров и Мария Беневская. Каждый из них представлял собою не только крупную боевую силу, но и оригинальную, не похожую на других, индивидуальность и каждый из них сыграл, по-своему, заметную роль в боевой организации.

...Мария Беневская, знакомая мне еще с детства, происходила из дворянской военной семьи. Румяная, высокая, со светлыми волосами и смеющимися голубыми глазами, она поражала своей жизнерадостностью и весельем. Но за этою беззаботною внешностью скрывалась сосредоточенная и глубоко совестливая натура. Именно ее, более чем кого-либо из нас, тревожил вопрос о моральном оправдании террора. Верующая христианка, не расстававшаяся с евангелием, она каким-то неведомым и сложным путем пришла к утверждению насилия и к необходимости личного участия в терроре. Ее взгляды были ярко окрашены ее религиозным сознанием, и ее личная жизнь, отношение к товарищам по организации носили тот же характер христианской незлобивости и деятельной любви. В узком смысле террористической практики она сделала очень мало, но в нашу жизнь она внесла струю светлой радости, а для немногих — и мучительных моральных запросов.
Однажды в Гельсингфорсе я поставил ей обычный вопрос:
— Почему вы идете в террор?
Она не сразу ответила мне. Я увидел, как ее голубые глаза стали наполняться слезами. Она молча подошла к столу и открыла евангелие.
— Почему я иду в террор? Вам неясно? «Иже бо аще хочет душу свою спасти, погубит ю, а иже погубит душу свою мене ради, сей спасет ю».
Она помолчала еще:
— Вы понимаете, не жизнь погубит, а душу...
Назаров говорил иное. Я встретился с ним впервые в Москве, в ресторане «Волна», в Каретном ряду. Он пил пиво, слушал машину и спокойно, почти лениво, отвечал на мои вопросы:
— По-моему, нужно бомбой их всех... Нету правды на свете... Вот во время восстания сколько народу убили, дети по миру бродят... Неужто еще терпеть? Ну, и терпи, если хочешь, а я не могу.
«Адмирал» не говорил ничего. Товарищ М.А.Спиридоновой, крестьянский партийный работник, он видел еще перед своими глазами реки крови и возы розог. Он помнил еще Луженовского, помнил Жданова и Абрамова и не мог простить Лауницу усмирения Тамбовской губернии. За этим молчанием мне чудился тот же вопрос, который поставил Назаров:
— Неужто еще терпеть?
Военная организация еще не сорганизовалась, и еще не все товарищи приехали в Гельсингфорс, когда Азеф неожиданно отказался от участия в терроре. Мы обсуждали втроем, — он, Моисеенко и я, — план нашей будущей кампании. В середине разговора Азеф вдруг умолк.
— Что с тобой?
Он заговорил, не подымая глаз от стола:
— Я устал. Я боюсь, что не могу больше работать. Подумай сам: со времени Гершуни я все в терроре. Я имею право на отдых.
Он продолжал, все еще не подымая глаз:
— Я убежден, что ничего на этот раз у нас не выйдет. Опять извозчики, папиросники, наружное наблюдение... Все это вздор... Я решил: я уйду от работы. «Опанас» (Моисеенко) и ты справитесь без меня.
Мы были удивлены его словами: мы не видели тогда причин сомневаться в успехе задуманных предприятий. Я сказал:
— Если ты устал, то, конечно, уйди от работы. Но ты знаешь, — мы без тебя работать не будем.
— Почему?
Тогда Моисеенко и я одинаково решительно заявили ему, что мы не чувствуем себя в силах взять без него ответственность за центральный террор, что он — глава боевой организации, назначенный центральным комитетом, и еще неизвестно, согласятся ли остальные товарищи работать под нашим руководством, даже если бы мы приняли его предложение.
Азеф задумался. Вдруг он поднял голову:
— Хорошо, будь по-вашему. Но мое мнение, — ничего из нашей работы не выйдет.
Тогда же был намечен следующий план. Было решено сосредоточить главные силы в Петербурге: дело Дурново нам казалось труднее дела Дубасова. В обоих случаях был принят метод наружного наблюдения. Из соображений конспиративных, петербургская наблюдающая организация разделилась на две самостоятельные и связанные только в лице Азефа группы: на группу извозчиков (Трегубов, Павлов, Гоц), с которой непосредственно должен был сноситься Зот Сазонов, и на смешанную группу из пяти человек, куда входили извозчики — «Адмирал» и Петр Иванов, газетчик Смирнов и уличные торговцы Пискарев и Горинсон. С этой последней группой должен был все сношения вести я. Параллельно с этим учреждалось, под моим руководством, наружное наблюдение в Москве за адмиралом Дубасовым (Борис и Владимир Вноровские, Шиллеров). Кроме того, Зензинов уехал в Севастополь, чтобы на месте выяснить возможность покушения на адмирала Чухнина, усмирившего восстание на крейсере «Очаков»; Самойлов и Яковлев предназначались для покушения на генерала Мина и полковника Римана, офицеров лейб-гвардии Семеновского полка; Зильберберг стал во главе химической группы, куда вошли, кроме него, его жена Ксения, Беневская, Левинсон, Колосова, Лурье, Севастьянова, «Семен Семенович». Группа эта наняла для лаборатории дачу в Териоках. Наконец, Моисеенко, Калашников, Двойников и Назаров оставались пока в резерве и жили в Финляндии.
Прошел весь январь, пока организация приступила к работе. Азеф и я жили в Гельсингфорсе: Азеф на квартире у Мальмберг, я снимал комнату в незнакомом финском семействе по паспорту Леона Роде. Мне приходилось бывать в этой комнате очень редко: я был в постоянных разъездах между Москвой и Петербургом. Я приезжал в Гельсингфорс только для совещания с Азефом.

...В первой половине апреля все поименованные товарищи, кроме Азефа, уехали в Москву. Зильберберг дал Беневской последние указания, как нужно готовить бомбы, и, по предложению Азефа, вручил Борису Вноровскому один готовый снаряд. Дубасов был в это время в Петербурге. Со дня на день ожидалось его возвращение в Москву. Вноровский мог его встретить в курьерском поезде. Я был против этого плана, находя его слишком рискованным: при малейшей неосторожности снаряд мог взорваться в вагоне и убить посторонних людей. Азеф настоял на своем. Бомбу Вноровского, если бы он не встретил Дубасова в поезде, должна была разрядить Беневская в Москве.
...Шиллеров под именем мещанина Евграфа Лубковского снял 10 апреля квартиру из трех комнат в доме церкви св. Николая на Пыжах, в Пятницкой части, а 15 апреля, когда Шиллерова не было дома, Беневская, разряжая принесенную ей Вноровским бомбу, сломала запальную трубку. Запал взорвался у нее в руках. Она потеряла всю кисть левой руки и несколько пальцев правой. Окровавленная, она нашла в себе столько силы, чтобы, когда вернулся Шиллеров, выйти из дому и, не теряя сознания, доехать до больницы. Шиллеров на квартиру не вернулся и приехал с известием о взрыве в Финляндию.

"Покушение на Дубасова и Дурново"
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Беньевский 24 авг 2010 00:28 #1829

  • Камчадал
  • Камчадал аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 1401
  • Спасибо получено: 3
  • Репутация: 0
А вот и подробности о Марии Беневской. http://1941-1942.msk.ru/page.php?id=231

#  Т.М.ОСИПОВА «ВОСКРЕШЕНИЕ ИЗ ЗАБВЕНИЯ» | Часть III. Мария Беневская
Часть III. Мария Беневская

Татьяна Жукова

...В 1877 г. Аркадий Семёнович женился на Нине Викторовне Иващенко, к этому времени  вдове лекаря Савицкого. Отец Нины Викторовны, генерал-майор Виктор Алексеевич, и мать Елена Петровна были из очень состоятельного дворянского рода. Нина Викторовна получила хорошее воспитание.

Через год в Киеве у Беневских родился первенец — сын Михаил. В 1880 г. там же появился на свет второй сын Иван. Младшая дочь Мария родилась двумя годами позже уже в Иркутске. Все дети получили хорошее образование, сначала в России, а потом в Германии. Михаил — юридическое, Иван — агрономическое, Мария — медицинское.

Выйдя в отставку, генерал-лейтенант А.С. Беневский с семьёй поселяется на хуторе близ  посёлка Дубровка Орловской губернии в имении, приобретённом его женой Ниной Викторовной.

Старший сын Михаил умер очень молодым, в возрасте 19 лет,  в 1897 г.

Трагично сложилась и судьба младшей дочери Марии. Как и все дети Беневских, Мария воспитывалась на строгих христианских заповедях. Была она человеком глубоко и искренне верующим, добрым и отзывчивым. Никто в семье не мог даже предположить, что очень скоро судьба сведёт их дочь с террористами. Роковую роль в этом сыграл её кузен Борис Савинков.

С ним Мария была знакома и дружна с детства. В юности дружба переросла во влюблённость. У Савинкова был особый дар оказывать влияние на людей, организовывать, руководить. Главным в жизни этого человека была борьба. Он боролся с властью, на этом пути для него не было границ и преград. Он верил в светлое будущее и последовательно шёл к великой цели, достижение которой казалось ему возможным только через насилие, борьбу, террор. Это стало средством существования.

Член боевой организации эсеров, знаменитый террорист, один из комиссаров Временного правительства, глава контрреволюционного "Союза защитников Родины и свободы", литератор, печатавшийся под псевдонимом Ропшин... Фигура в отечественной истории очень и очень неоднозначная.

Именно он, Борис Савинков, привёл весной 1906 г. любимую кузину Марию Беневскую в свою боевую организацию эсеров.

В это время Центральный Комитет боевой организации принял решение о подготовке двух крупных покушений: на министра внутренних дел Дурново и на московского генерал-губернатора Дубасова. Оба покушения, по замыслу террористов, должны были быть совершены до 1-й Государственной Думы.

Сложность задачи потребовала расширения численного состава боевиков. В организацию привлекались новые люди. Одновременно с Марией Беневской террористами стали Владимир Азеф, Владимир Вноровский, Борис Горинсон, Абрам Гоц, Александра Севастьянова, Валентина Колосова и другие. Всего в боевой организации тогда было около 30 человек.

Решение обратиться к террору как средству борьбы с несправедливостью, борьбы за счастье людей далось Марии Беневской очень непросто. Об этом пишет Б. Савинков в своих "Записках террориста":

"Мария Беневская, знакомая мне с детства, происходила из дворянской военной семьи. Румяная, высокая, со светлыми волосами и смеющимися голубыми глазами, она поражала своей жизнерадостностью и весельем. Но за этой беззаботной внешностью скрывалась сосредоточенная и глубоко совестливая натура. Именно её более, чем кого-либо из нас, тревожил вопрос о моральном оправдании террора. Верующая христианка, не расстававшаяся с Евангелием, она каким-то неведомым и сложным путём пришла к утверждению насилия и к необходимости личного участия в терроре. Её взгляды были ярко окрашены её религиозным сознанием, и её личная жизнь, отношение к товарищам по организации носили тот же характер христианской незлобивости и деятельной любви. В узком смысле террористической практики она сделала очень мало, но в нашу жизнь она внесла струю светлой радости, а для немногих — мучительных моральных запросов".

Савинков вспоминает, что однажды в Гельсингфорсе (Финляндия была базой для террористической организации) он спросил кузину, почему та идёт в террор. Она ответила не сразу, после глубокого и горького раздумья:

— Почему иду в террор? Вам неясно?

Она молча подошла к окну, открыла Евангелие и процитировала: "Иже бо аще хочет душу свою спасти, погубит ю, а иже погубит душу свою мене ради, сей спасет ю".

— Вы понимаете, не жизнь погубит, а душу...

В боевой организации эсеров появились провокаторы. Внутреннее расследование выявило одного из них — Татарова. В феврале 1906 г. Моисеенко и Беневская были привлечены Савинковым к его устранению. Только получив абсолютно точные доказательства измены Татарова общему делу, Генриетта (Беневская) согласилась участвовать в операции. Однако не в самом убийстве провокатора, а в его организации. Всегда радостная, оживлённая и светлая, Беневская теперь  стала молчалива и задумчива.

Вместе с мужем Моисеенко она сняла уединённую квартиру на улице Шопена в Варшаве на имя супругов Крамер. К ним вечером должны были прийти вооружённые товарищи: Калашников, Двойников и Назаров. Савинков должен был явиться на дом к Татарову и пригласить его на конспиративное свидание на эту квартиру. Сразу после прихода товарищей по партии Беневская и Моисеенко должны были покинуть квартиру и с первым поездом выехать из Варшавы в Москву. Однако планам не суждено было сбыться: Татаров понял, в чём дело. Поговорив с дворником, он наверх в квартиру не поднялся, вышел на улицу и скрылся. С глубоким облегчением Беневская вернулась в Гельсинфорс.

В первой половине апреля 1906 г. Мария Аркадьевна с группой товарищей прибыла в Москву для организации покушения на Дубасова. Зильберберг обучил её изготовлению бомб. Одну, уже готовую, он, по предложению Азефа, вручил Борису Вноровскому. Тот должен был ехать в Москву из Петербурга, где в то время находился и московский генерал-губернатор Дубасов. Вноровский мог его встретить в курьерском поезде и взорвать бомбу. Если же встреча не состоится, то бомбу должна была разрядить в Москве Мария Беневская.

10 апреля террорист Шиллеров под именем мещанина Евграфа Лубковского снял квартиру из трёх комнат в доме при церкви св. Николая на Пыжах в Пятницкой части. Здесь жила Беневская. 15 апреля в этой квартире случилось несчастье. Когда Шиллерова не было дома, Беневская разряжала принесённую ей Вноровским бомбу и случайно сломала запальную трубку. Запал взорвался у неё в руках. Она потеряла кисть левой руки и несколько пальцев правой. Окровавленная, она нашла в себе силы выйти из дома и, не теряя сознания, доехать до частной лечебницы Шульмана на Пятницкой улице. Здесь ей оказали первую помощь и отправили в Первую городскую больницу, где она назвалась мещанкой города Полтава Шестаковой и предъявила подложный паспорт. Происхождение повреждений было объяснено взрывом керосинки.

Марию Аркадьевну прооперировали и несколько дней лечили. 21 апреля Моисеенко и Гавронская, узнав о случившемся, перевезли Беневскую в Бахрушинскую больницу, где служил личный знакомый Марии доктор Огарков. Здесь она назвалась мещанкой Яковлевой и объяснила, что неделю назад пострадала от взрыва керосинки. Казалось, всё шло удачно. Но 28 апреля Мария Беневская была арестована полицией прямо в больничной палате.

Дело в том, что Шиллеров, вернувшись на квартиру и увидев везде кровь, частицы мышц, сухожилий, костей, следы разрушения, всё оставил как есть, бросил квартиру и немедленно уехал в Финляндию. Вроде бы он строго следовал инструкции. Однако, прояви он большее мужество и смекалку, провала и ареста Беневской можно было избежать.

До 21 апреля квартира стояла пустая и незапертая, пока туда не зашёл узнать, почему не появляются жильцы, дворник Имохин. Он заметил в передней окровавленные полотенца и тотчас вызвал полицию.

После осмотра квартиры полиция обнаружила разрушения, кровь, оторванные пальцы рук, а также фотографию вице-адмирала Дубасова, гремучую ртуть, свинец, серную кислоту, бертолетову соль, снаряжённый детонаторный патрон, аптекарские весы, записную книжку с условными записями и вычислениями...

Эксперты, полковник Колонтаев и титулярный советник Тисленко пришли к выводу, что здесь произошёл взрыв детонаторного патрона во время его снаряжения, вызванный неосторожным движением человека, занимающегося этой работой. Все найденные материалы и взрывчатые вещества предназначались для изготовления ударно-взрывных снарядов. Одним из них 23 апреля 1906 г. был ранен московский генерал-губернатор, генерал-адъютант, вице-адмирал Дубасов, а сопровождающий его корнет Коновницын был убит. Погиб бомбист Вноровский.

Полиция начала искать человека, получившего ранение на квартире Лубковского. В Бахрушинской больнице внимание полиции привлекла больная Яковлева с множественными ранениями. При проверке паспорт оказался фальшивым. Мария Беневская была арестована. Борис Савинков и другие члены организации боевиков очень переживали случившееся.

Доказать причастность Беневской к боевой организации эсеров и покушению на Дубасова полиции труда не составило. Марию Аркадьевну судили осенью 1906 г. в Москве в судебной палате с участием сословных представителей по обвинению в участии в тайном сообществе и приготовлениях к покушению на Дубасова. Защищали её присяжные поверенные Жданов и Малянтовая, решением суда она была приговорена к смертной казни.

Её мать Нина Викторовна Беневская, не пережив столь большого горя, застрелилась в своём Дубровском имении, где и была похоронена...

Благодаря двум прошениям к царю (в первый раз в просьбе было отказано) отца террористки, генерал-лейтенанта Аркадия Семёновича Беневского, Марии Аркадьевне смертную казнь заменили на 10 лет каторжных работ с лишением всех прав состояния.

На каторге Мария Беневская выходит замуж за матроса с мятежного броненосца "Потёмкин" Ивана Кондратьевича Степанок. Он был огромного роста, косая сажень в плечах, и добродушен, как ребёнок. Там же, на каторге родился первенец — сын Илья.

После Февральской революции 1917 г. Мария Беневская с семьёй вернулась с каторги и поселилась на родине мужа в городе Голта Одесской губернии. Жили бедно и трудно. Перебрались в Петербург, где в июльские дни 1917 г. в семье появился второй сын — Степан. Потом супруги вновь вернулись на Украину, откуда их выгнал страшный голод начала 30-х гг. Мария Аркадьевна очень любила северную столицу России, поэтому опять поселилась в Ленинграде.

Беневскую уважали и любили все, кто её знал. Она была знакома со многими известными людьми, в том числе и с первым секретарём Ленинградского обкома партии Сергеем Мироновичем Кировым. Рассказывают, что даже при случайных встречах на улице Киров не мог пройти мимо Марии Аркадьевны, не поприветствовав её самым сердечным образом.

До конца жизни Беневская была религиозной женщиной, очень милой, нежной, доброй. Все поражались, как эта мягкая женщина с очаровательным лицом и лучистыми серыми с фиолетовым отливом глазами могла быть в юности террористкой.

Старший сын Марии Беневской Илья перед войной окончил морское училище. Его постигла участь многих соотечественников: вместе со всем своим курсом он был репрессирован. Из сталинских лагерей Илья вернулся только после смерти тирана в 1953 г.  Он жил в Туле, где и умер в 1993 г.

Младший сын Степан пытался поступить в политехнический институт на отделение "радио". Но так как он учился в украинской школе, где все предметы преподавали на родном языке, то сдать экзамен по русскому языку не сумел. Он начал работать и учился на вечернем отделении института.
Война... Блокадный Ленинград... Страшный голод и лютый мороз только за одну зиму 1941-42 гг. унесли жизни 800 тысяч ленинградцев. Среди них была и Мария Аркадьевна Беневская со своей семьёй»

Какое отношение имеет Мария Беневская к Беньевскому? Наверное, никакого.
Но вот ее отец к истории Камчатки имеет самое непосредственное отношение:

БЕНЕВСКИЙ Аркадий Семенович (1841–1910) — генерал-лейтенант от инфантерии, помощник Приамурского генерал-губернатора, временно исполнял должность Приамурского генерал-губернатора.
Аркадий Семенович родился в Бресте, окончил кадетский корпус, военное училище, академию генерального штаба. В 1880 году был переведен на службу в Сибирь, где занял должность начальника штаба Восточно-Сибирского военного округа. В 1886 году его назначили военным губернатором Амурской области, командующим войсками и наказным атаманом Амурского казачьего войска.
В 1903 году за большой вклад в повышение обороноспособности края и строительство жилья в Хабаровске А. С. Беневский удостоен звания “Почетный гражданин города Хабаровска”.
(Хабаровск — официальная страница).

Камчатка, как известно, входила в Приамурское генерал-губернаторство.

БЕНЕВСКИЙ
Аркадий Семенович
(29.3.1840 - ?)

Известный общественный и государственный деятель Приамурья, генерал от инфантерии (1901). Из дворян Могилевской губернии. Православный. Окончил Константиновское военное училище, Николаевскую академию генштаба. С 1859 - на службе в Киевском военном округе, в Костромском пехотном полку. Участник русско-турецкой войны 1877-78. В 1880 - помощник начальника штаба Восточно-Сибирского военного округа В 1883 командирован для участия в комиссии по укреплению Владивостока и Николаевска-на-Амуре и осмотра дорог, проектировавшихся в Южно-Уссурийском крае. В 1884 - помощник начальника штаба Приамурского военного округа, командир 2-й Восточно-Сибирской стрелковой бригады. В 1886-91 - военный губернатор Амурской области, с августа 1891 - и.о. Приамурского генерал-губернатора. С 1892 - на службе в Киевском военном округе, Генеральном штабе, в распоряжении военного министра. С апреля 1898 - помощник Приамурского генерал-губернатора, и.о. генерал-губернатора (1868-99, 1902). С 1903 - член Военного Совета. Награжден русскими и иностранными орденами и медалями. Почетный гражданин Благовещенска (1896), Почетный мировой судья Владивостокского окружного суда (1901). В его честь названо село в Приморье (Беневское, 1906).
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Беньевский 24 авг 2010 00:30 #1908

  • Камчадал
  • Камчадал аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 1401
  • Спасибо получено: 3
  • Репутация: 0
# Бойцы и командиры воинской части №9903 | Беневская Елизавета | Биография Елизаветы Беневской
Биография Елизаветы Беневской

Биография Е. И. Беневской.

Елизавета Ивановна Беневская родилась 13 декабря 1915 года. Её родители – отец, Иван Аркадьевич Беневский (1880 – 1922 г.г.), потомственный дворянин, адресат и корреспондент Л.Н. Толстого, организатор христианских общин и на базе них детских приютов; мать – Анна Исидоровна (урожд. Федоровская) из крестьян Курской губернии (1890 – 1922 гг.), активно помогала Ивану Аркадьевичу, учительствовала в общинах.

В 1912 году Беневские усыновили четырёх сирот, а в 1914 году у них родилась дочь Нина, в 1915 г. – Лиза, в 1917 г. - Вера и в 1921 г. – Соня.

После смерти родителей опекунство над детьми Беневскими было оформлено на их тётю Евдокию Исидоровну Федоровскую.

В 1932 году после окончания с отличием Дубровской школы № 1 (Брянская обл.) Лиза поступила в Московский энергетический техникум, после окончания которого в 1936 году, стала преподавать в Московском энергетическом институте имени С. Орджоникидзе, а в 1939 году поступила на первый курс этого института. Лиза была комсомолкой, а в 1940 году была стала кандидатом в члены ВКП (б), принимала активное участие в жизни городского комсомола, была участницей пленумов МГК ВЛКСМ.

В октябре 1941 года, будучи студенткой 2-го курса МЭИ имени С. Орджоникидзе, по рекомендации Московского горкома ВЛКСМ становится бойцом разведывательно-диверсионной в/ч 9903 разведывательного штаба Западного фронта.

19 января 1942 года Е.И. Беневская погибла в бою близ д. Дунино Медынского района Калужской области. В феврале 1942 награждена орденом Красной Звезды (приказ № 191 от 17 февраля 1942 г., представлена к награждению командиром в/ч А. Спрогисом, а приказ был подписан генералом армии Г.К. Жуковым).
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Беньевский 24 авг 2010 00:36 #1980

  • Камчадал
  • Камчадал аватар
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 1401
  • Спасибо получено: 3
  • Репутация: 0
# Т.М.ОСИПОВА «ВОСКРЕШЕНИЕ ИЗ ЗАБВЕНИЯ» | Часть II. Истоки.
Часть II. Истоки.
Татьяна Жукова

внештатный корреспондент газеты "Знамя Труда"

( По книге: "Через годы, через расстояния..."/ автор-составитель Митяев А.Е. [ch8722] Брянск, 2002. [ch8722] С. 70-76).

Дворянин, поляк-католик Семён Беневский был военным хирургом, коллежским советником. Человеком порядочным, уважаемым и известным в Белоруссии, где он жил. Потомки Беневских вспоминают, что в кабинете их Дубровского дома висел написанный маслом великолепный портрет их предка. Через всю грудь шла широкая алая лента от плеча до пояса, усыпанная золотыми и серебряными орденами. Рядом висел портрет его жены Юлии Ивановны в глубоком трауре.

У Семёна и Юлии Беневских было двое детей. Дочь, Вильгельмина Семёновна, своей семьи не имела. Она дожила до глубокой старости (80 лет), в последние годы была уже совсем слепая. Сын, Аркадий Семёнович, генерал-лейтенант. Он и его жена Нина Викторовна (урождённая Иващенко) и приобрели имение в Дубровке примерно в 1890 г.

Судьба генерала А.С. Беневского — это судьба верного сына своего Отечества, патриота и гражданина. Вся его жизнь есть служение России, царю, народу. Для того, чтобы читатель мог представить, какой человек стал владельцем имения в Дубровке и долгое время был нашим земляком, много и плодотворно занимавшийся благотворительной деятельностью, мы приводим некоторые страницы его биографии.

Родился 29 марта 1840 г. в семье дворян Могилёвской губернии. Православный.

16 июня 1859 г. — закончил Константиновское училище, получил звание - унтер-офицер, направлен поручиком в 8-й стрелковый батальон.

1 июня 1859 г. — вступил в службу из унтер-офицеров Константиновского военного училища Поручиком в 8-ой стрелковый батальон.

16 августа 1859 г. — отправлен в Николаевскую Академию Генерального Штаба для образования в высших военных науках, зачислен в оную 5 января 1863 г.

6 ноября 1864 г. — за отличные успехи в Академии произведён в Штабс- Капитаны.

9 ноября 1864 г. — по окончании курса наук отчислен от Академии и отправлен в Главное Управление Генерального Штаба.

13 ноября 1864 г. — назначен на службу в Киевский военный округ. По распоряжению начальства участвовал в полевых поездках офицеров Генерального Штаба в районе Киевского военного округа с сентября по октябрь в 1871 г., 1872 г., 1873 г., в 1876 г. с мая по июль.

24 сентября 1872 г. — назначен на должность Старшего Адъютанта Штаба Киевского военного округа.

8 апреля 1873 г. — произведён в Подполковники, с утверждением в занимаемой должности.

8 ноября 1873 г. — прикомандирован у 131-му пехотному полку на один г. для командования батальоном.

27 сентября 1874 г. — назначен для поручений при Штабе Киевского военного округа.

6 ноября 1875 г. — назначен заведовать особым отделением Окружного Штаба по мобилизации войск.

27 декабря 1875 г. — произведён в Полковники и исполнял обязанности помощника Начальника Штаба по 10 июня 1878 г.

4 августа 1878 г. — назначен Командиром 19-го пехотного Костромского полка, принял полк и вступил в командование оным 27 августа.

Бытность в походах и делах против неприятеля — в составе войск 9-го армейского корпуса находился в Турции во весь период оккупации после Сан-Стефанского мира, причём с 20 октября 1878 г. по 1 мая 1879 г. находился на передовой линии в Родопских горах с Дермендерским отрядом, командуя оным. По окончании оккупации, выступил с полком из м. Филипополя в Бургас; отбыл с Бургаского порта 10 июля, высадился в Севастополе 11 июля и 2-го августа прибыл на постоянные квартиры в г. Глухов.

3 сентября 1879 г. — назначен командовать 2-ою бригадою 5-ой пехотной дивизии, отчислен от этой должности по случаю приезда бригадного командира 26 октября.

15 мая 1880 г. — назначен Помощником Начальника Штаба Восточно-Сибирского военного округа с переводом в Генеральный Штаб.

С 30 апреля по 10 октября 1883 г. — командирован в Приамурский край для участия в комиссиях по укреплению г.г. Владивостока и Николаевска и для осмотра дорог, проектированных в Южно-Уссурийском крае.

14 июля 1884 г. — назначен Помощником Начальника Штаба Приамурского военного округа и 12 октября прибыл в город Хабаровку.

20 ноября 1884 г. — назначен Командующим 2-ой Восточно-Сибирскою стрелковою бригадою, с зачислением по армейской пехоте и с оставлением в списках Генерального Штаба.

30 августа 1885 г. — произведён в Генерал-майоры.

27 февраля 1886 г. — назначен Военным Губернатором Амурской области, Командующим в оной войсками и Наказным Атаманом Амурского казачьего войска.

14 августа 1891 г. — вступил в исправление обязанностей Приамурского Генерал-губернатора и отправился к месту службы в г. Хабаровку.

14 марта 1892 г. — назначен Начальником Штаба Киевского военного округа и вступил в должность 6 авг.

30 августа 1893 г. — произведён в Генерал-лейтенанты.

20 ноября 1893 г. — командирован в С. Петербург.

12 марта 1894 г. — назначен Помощником Начальника Главного Штаба .

10 июля 1896 г. — присвоение звания почётного гражданина г. Благовещенска.

12 октября 1897 г. — пожалован командирский крест французского ордена Почётного Легиона и прусский орден Красного Орла 1-го класса.

20 января 1898 г. — назначен состоять в распоряжении Военного Министра, с оставлением по Генеральному штабу.

28 апреля 1898 г. — назначен Помощником Приамурского Генерал Губернатора, Командующего войсками Приамурского военного округа и Войскового Атамана Приамурских Казачьих войск, с оставлением по Генеральному штабу.

В гражданской службе и по выборам не служил.

Недвижимого имущества не имеет.

Н А Г Р А Д Ы А.С.БЕНЕВСКОГО

Св. Владимира 2, 3 и 4 степеней (1873 г., 1895 г.);

Св. Анны 1, 2 и 3 ст. (1869 г., 1882 г., 1891 г.);

Св. Станислава 1, 2 и 3 ст. (1866 г., 1871 г.);

Командорский крест французского ордена Почетного Легиона и

Прусского ордена Красного Орла I-го класса (1897 г.)

Серебряные медали:

1896 г. — Почетный гражданин г. Благовещенска, попечитель кадетского корпуса в Петербурге.

1897 г. — медаль за участие в первой переписи населения.

1903 г. — Почётный гражданин г. Хабаровска.

После выхода в отставку переехал в имение Дубровка, приобретённое женой.

3 апреля 1913 г. — умер в своём имении Дубровка, где и похоронен.

Аркадий Семёнович жил по христианским заповедям и учил этому своих детей.

В 1898 г., в день совершеннолетия сына Ивана, который впоследствии унаследовал имение отца, генерал подарил ему Библию (1897 г. издания) со следующей надписью:

"Приношу дорогому Ивану, в день исполнившегося 18-ти летия и окончания среднего образования, сердечное поздравление и сию Святую книгу. В ней найдёшь совет и разум; читай ради Бога и в память любящего тебя отца. Читай молитвенно, в духе и в истине.

Любящий отец Аркадий Беневский. 29 мая 1898 г.

Особенно перечитывай:

1) все Евангелия (обрати внимание гл.23 от Матфея и гл.12 от Луки);

2) Псалтырь;

3) Мудрость Соломона (стр.778);

4) Из пророка Исаии - главу 58 (стр.894);

5) Моисея 3 кн. глав 19 (стр.137)."

Перелистаем и мы эти страницы Библии.

...Не мсти и не имей злобы на сынов народа твоего, но люби ближнего твоего, как самого себя.

...Раздели с голодным хлеб твой, и скитающихся бедных введи в дом; когда увидишь нагого — одень его, и от единокровного твоего не укрывайся.

...И так хранитесь от бесполезного ропота и берегитесь от злоречия языка, ибо и тайное слово не пройдет даром, а клевещущие уста убивают душу.

... Не ускоряйте смерти заблуждениями вашей жизни и не привлекайте к себе погибели делами рук ваших.

...Праведность бессмертна, а неправда причиняет смерть.

...При этом сказал им: смотрите, берегитесь ЛЮБОСТЯЖАНИЯ, ибо жизнь человека не зависит от изобилия его имения."
Это заповеди, по которым жили все Беневские. (Сын с честью выполнил наказы отца, прожил чистую и светлую жизнь).
Администратор запретил публиковать записи гостям.
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3
Время создания страницы: 0.369 секунд