Экспозиции:

Аудио материалы:

  • Цикл радиопередач

     члена Союза писателей России Сергея Вахрина и журналиста Юрия Шумицкого об истории камчатских...

Видео материалы:

Последнее на форуме:

Золотое кольцо России: история, которую не придумаешь…

Есть, уже ставшее эталонным, представление о России:

Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить:
У ней особенная стать —
В Россию можно только верить.

Это поэтическое определение Федора Ивановича Тютчева — уроженца Орловской губернии, прожившего двадцать два года за границей, в Германии, и женатого на иностранке, активный участник политического кружка литературного критика и революционного демократа (правда, не все сегодня это признают) Виссариона Белинского, рожденного в Финляндии и взращенного в отчей Рязани, который был весьма резко настроен против «квасного» патриотизма.

Но давайте прочтем эти вот строки:

«Я — натура русская. Скажу тебе яснее: je suis un Russe et je suis fier de lґкtre [Я — русский и горжусь этим]. Не хочу быть даже французом, хотя эту нацию люблю и уважаю больше других. Русская личность пока — эмбрион, но сколько широты и силы в натуре этого эмбриона, как душна и страшна ей всякая ограниченность и узкость!» (Из письма Белинского Боткину от 8 марта 1847 г.)

«Мы будем и юристами, и римлянами в юриспруденции, но мы будем и поэтами, и философами, народом аристократическим, народом ученым и народом воинственным, народом промышленным, торговым, общественным... В России видно начало этих элементов» (Из рецензии к «Речи, произнесенной в торжественном собрании императорского Московского Университета», 1842.)

«Только идя по разным дорогам, человечество может достигнуть своей единой цели; только живя самобытною жизнью, может каждый народ принесть свою общую долю в русскую сокровищницу» (Белинский, Литературные мечтания, 1834.)

Через века, чередуясь, шла борьба двух исконных начал, формирующих русского человека. Эта борьба особенно ярко была выражена в среде духовенства — между «нестяжателями» и их непримиримыми противниками «любостяжателями» (последние облачились в более благозвучную формулу иосифлян в честь своего духовного лидера Иосифа Волоцкого).

«Нестяжатели» — это нищие по облачению, но богатые духом, люди, чья внутренняя энергетика направлена на духовное благосостояние и богатство русского общества.

«Иосифляне» — это, по сути, российские олигархи всех времен. Их энергетика, наоборот, чаще всего, была направлена внутрь себя во имя извлечения максимальной прибыли. Правда, в то время православная религия в определенной степени корректировала степень алчности — и, в итоге, строили монастыри и храмы. Вполне возможно, что с этой же целью — целью корреляции «сверхнормативной» человеческой алчности — 7 декабря 2009 года по благословению патриарха Кирилла преподобный Иосиф Волоцкий (канонизированный еще в 1579 году) был объявлен покровителем православного предпринимательства и хозяйствования. Теперь и у российских олигархов есть свой небесный покровитель, а, следовательно, появилась и реальная возможность отмолить свои грехи…

Но вот эти два начала, формирующие русского человека, — высочайшая духовность и не менее высочайшая меркантильность, красной чертой проходят по всей нашей жизни — прошлой, настоящей и будущей.

Это касалось, касается и будет касаться всех нас. Всегда и везде.

Это те два полюса, определяющие магнетизм нашей русской (в широком смысле этого слова) души и нашего русского мiра (общества).

Лидеры иосифлян занимали, занимают и будут занимать главенствующие позиции в государстве, выжимая все соки из народа, руководствуясь практикой прошедших веков русской истории и не находя в ней причин и оснований для личных переживаний.

А «нестяжатели» уходили, уходят и будут уходить в свой внутренний мир и создавать неповторимое и необъяснимое, но, как правило, выстраданное национальное духовное богатство…

А еще придут иноверцы, которые напишут нам ЗА НАС нашу историю…

Говорят, что понятие «Золотое Кольцо России» появилось случайно — один журналист так назвал свой репортаж и попал «в десятку» — кто-то из советских иосифлян велел проложить туристическую тропу через эти города, оценив по достоинству (в денежном, разумеется, эквиваленте) значение этих городов для развития событийного туризма.

Событийный туризм всегда, везде и во все времена приносил ощутимый доход — люди (в особенности «нестяжатели») хотели и хотят знать свои исторические корни и свою (а не эрзац) историю.

И в главном журналист не ошибся.

Гардарикой — то есть страной городов — называли Россию дикие шведы (свеи), будучи ошарашены крепостью, статью и многочисленностью русских городов.

Школьная история учит нас искать свои корни в Киев-граде, но ведь Россия-матушка развернула свои просторы-плечи вовсе даже не здесь, на Днепре, а на Волге — именно отсюда, как в половодье, стали заполняться русским людом земли на западе и востоке, севере и юге.

Волга окропила русскую нацию, а вскормил ее хлеб, выращенный на суздальском черноземе в Ополье, и как тесто в квашне начал переваливать через края Ростово-Суздальского княжества русский народ, заполняя пространство вокруг себя и выходя на новые рубежи в поисках земли и добычи.

Земледелец сел на землю за дремучими лесами под защитой Залесских городов — Владимира Залесского, Переславля-Залесского…

А добытчик пошел за пушниной на север, став ушкуйником-разбойником, разоряя богатые волжские караваны, а потом и на юг — на Дон и на Терек, на восток, за Камень…

Бояре-иосифляне наращивали территориальную мощь государства, расширяя его просторы до бесконечности. А народ обживал эти новые земли.

Но центром России, ее первыми стольными городами, был не днепровский Киев и не волховский Новгород, утратившие русский дух — ту пассионарность, о которой писал Гумилев — а, может быть, и нищие по одежке, но духовно богатые — Ростов Великий, Суздаль, Владимир, Ярославль, Москва…

Святой благоверный князь Александр Невский родился в Переславле-Залесском. Он прославился не только своими победами над немцами и шведами. Он приручил и тех, для кого собирал дань с русской земли. Он, как и Илья Муромец, копил силу, только Илья Муромец силу богатырскую, а Александр Невский — силу народную. И там, и там, нужно было сначала окрепнуть.

Мы, всезнающие потомки, особенно те, чьи познания черпаются даже не из книг, а из анекдотов в Интернете, весьма скептически относимся к тому великому дару, который оставили нам наши предки — к нашей великой и необъятной родине, считая чуть ли не избыточными и ее величие, и ее необъятность. И поэтому мы глумимся над ее природой, загаживаем озера и реки, вырубаем леса, уничтожаем во имя «золотого тельца» все живое вокруг.

Это не обошло стороной и те места, которые территориально входят в Золотое кольцо России. Все волжские города, включая предприятия и не исключая жилых массивов, свои отходы и всю нечисть сбрасывают в Волгу и ее притоки. За весь зимний период в этих городах снег выпал только единожды. Но сотни туристов, приехавших из разных уголков России, шлепали по снежной каше или падали на гололеде, пытаясь пройти по монастырским тропинкам и отдать дань уважения той красоте, которую создавали наши предки на протяжении более тысячи лет проживания в этих Залесских далях, откуда и началась великая Россия.

Нынешним иосифлянам-царедворцам нужна только внешняя красота, которая способна приносить им доход.

Но в монастырях, которые мы посетили, живут живые (в биологическом смысле) люди, которые могли бы сгрести лопаткой снежную жижу или поколотить ломом лед хотя бы в самых опасных для туристов местах. Но принцип здесь, как мы увидели воочию, везде один: придет время — само все растает…

Особенно жалок был Переславль-Залесский: рядом с храмом мусорные баки, сам храм весьма обветшал, и как-то погрустнел на собственном памятнике местный уроженец и святой великий князь Александр Невский — такая вот какая-то вокруг безнадега…

Но это, конечно, только фрагменты из грустного российского репертуара.

На самом деле мы были захвачены той архитектурной музыкой и теми историческими аккордами, которые отмерили в гимне России для нас наши предки и которые застыли теперь в веках.

И мы забыли про все, что является бренным. Перед нами было вечное.

Золотые ворота города-крепости Владимира

 

Его Дмитровский и Успенский монастыри

 

Спасо-Ефимовский монастырь в Суздале, где находится родовая усыпальница князей Пожарских и Хованских

 

Музей деревянного зодчества

 

Храм Ильи Пророка в Ярославле

 

Ипатьевский монастырь — родовая усыпальница бояр Романовых и Колычевых —
родных по крови, но врагов по убеждениям

 

Кремль Ростова Великого

 

Памятник Александру Невскому — уроженцу Переславль-Залесскому

 

Сергиев Посад. Троице Сергиевская Лавра

 

Памятник Сергию Радонежскому…

А теперь можно и к главному. Мы с женой Татьяной Петровной совершенно не случайно оказались в этот период в Москве и потому только предприняли это замечательное путешествие по Золотому Кольцу России, о котором мечтали много лет.

Дело в том, что Московское просветительское общество «Русская Америка» отмечало в эти дни свое тридцатилетие и собрало много моих добрых друзей и знакомых (часто заочно), с которыми очень хотелось встретиться.

А встретиться хотелось по очень простой причине — 28-29 августа нынешнего года на моей Малой Родине — в Усть-Камчатске (на площадке культурно исторического центра «Нижнекамчатский острог», которым руководит мой сын Андрей Сергеевич Вахрин) пройдет Первый Международный фестиваль «Камчатка — Россия — Мир».

Чем интересен и знаменателен этот фестиваль.

Прежде всего тем, что выходцы из старинных русских северных городов Золотого и Серебряного (Вологда, Тотьма, Великий Устюг) Колец России — землепроходцы и мореходы — создали множество Русских колец, пройдя нашу великую страну из края в край, и, преодолев Великий океан (Камчатское море), открыли и освоили на соседнем континенте Русскую Америку.

Но…

Теперь эти Кольца России, «благодаря» все тем же иосифлянам, для которых «золотой телец» затмевает уже разум, не говоря уже о чести и совести, начинают исчезать.

Ни за грош продана американцам в 1867 году Аляска с Алеутскими островами и подданными России — и мы потеряли свою часть земли на Аляске и в Калифорнии. Сданы в 1875 году (как размен с японцами Южного Сахалина) Курильские острова с подданными России — и мы потеряли выход в Тихий океан.

Сейчас мы торгуемся с японцами по поводу четырех южнокурильских островов, возвращенных России И.В. Сталиным ценой крови наших отцов (мой отец сражался за Курилы и был тяжело ранен) и уже дали им право ловить рыбу в исключительной экономической зоне Российской Федерации.

А двадцать лет назад безоговорочно уступили американцам еще и громадную акваторию Берингова моря — «приводя в порядок морские карты в связи с международным правом». Этого показалось мало и, чтобы лишить соблазна русских рыбаков пытаться ловить рыбу в этих бывших русских водах, ввели еще дополнительно для них 5-мильную буферную запретную зону…

А что Камчатка? А Камчатку стремительно покидает русскоязычное население, которое столь же стремительно замещается выходцами из Средней Азии.

То есть подвиг наших предков, которые пришли сюда через тайгу и шестидесятиградусные морозы, «живя на траве и корье», пришли из Ярославля, Суздаля, Вологды, Великого Устюга, Ростова Великого, Соликамска, Соливычегодска, Чердыни, Перми… не закреплен нынешними поколениями россиян, которые стремительно отступают от дальневосточных окраин — от тех мест, где начинается вместе с Солнцем, освещающим нашу страну (некогда священным для русов), Россия.

Да, в Ростово-Суздальском, Владимирском, а потом и Московском княжестве наши предки оставили колоссальное историческое наследие. Многое из этого наследия, особенно в семнадцатом — восемнадцатом веках было приумножено за счет богатств Сибири, Дальнего Востока, Русской Америки.

И возникает вопрос — а какое историческое наследие оставляем мы после себя на Камчатке?

И слышим невразумительный ответ. Вся та российская история — история покорения и освоения, история землепроходческого подвига и мореходческого лиха — в наших сытых мозгах воспринимается под стать лихим 1990-м годам, когда «грабили награбленное» и создавали личные запасы для будущего благополучия.

И вот этот сытый и скучный мир необходимо разрушить.

Необходимо открыть для юного поколения настоящий духовный русский мир, а для престарелых одряхлевших душой и телом россиян напомнить о былой славе их предков и подтолкнуть к жизни — ведь она у нас (как не крути!) одна и прожить ее положено по-корчагински просто: чтобы не было стыдно за бесцельно прожитые годы…

И таким факелом для Камчатки, России, а может быть и для всего мира должна стать наша Камчатка — земля огнедышащих вулканов и животворящих лососей.

И для этого мы приехали в те места России, где забилось ее сердце. Чтобы поклониться этим святым для каждого русского (в широком — в советском! — смысле этого слова) человека. Чтобы почувствовать былую силу великого народа-труженика — земледельца, воина, землепроходца, морехода.

И зарядиться тем магнетизмом нации, благодаря которому Россия и стала Великой державой…

Для того, чтобы заново поверить в пророческие слова Федора Тютчева о России…

 

Сергей Вахрин, член Союза писателей России