печатать

16.06.2004 "Камчатское время"

РУССКО-ЯПОНСКАЯ ВОЙНА. МЕСТО ДЕЙСТВИЯ - КАМЧАТКА

Юрий ПЕРМЕНКО. Спец. для «КВ».

За эти берега Охотского моря 100 лет назад пролдивали кровь наши предки...

... из приказа начальника Петропавловского уезда №204 от 22 апреля 1904 года: «27 января 1904 года Россия объявила войну Японии. Предписываю населению верить в мощь нашего Великого Государя и Его беспредельную любовь ко всем подданным от Петербурга до Петропавловска. Никто никакой опасности пусть не ожидает, потому что о нас печётся Государь и Его Наместник на Дальнем Востоке. Кто этому не верит, тот не любит своего Царя.»

В этом году исполняются сто лет истории героического сопротивления камчатцев, успешно отбивавших в 1904-1905 годах попытки японских интервентов захватить Камчатку. Посетители объединенного государственного краеведческого музея и сегодня могут видеть обломок доски с безграмотной надписью, возвещавшей о присоединении Камчатки к Японии: «Смысло на этой тынь слов: именно эта земля уже принадлежится Японию, поэтому кто того трогает эта тын будет убиты. Командир японского войска Сечу ГУНДЗИ».

«Камчатский меткий залп до такой степени ошеломлял японцев, что они терялись, от страха не успевали даже заряжать свои прекрасные дальнобойные ружья и подпускали наших в рукопашную почти без выстрела» (А.П.СИЛЬНИЦКИЙ, газета «Приамурские ведомости»).

Много лет японская военщина мечтала прибрать к своим рукам богатства Камчатского полуострова. В своём незаконченном романе «Камчадалы» Георгий ПОРОТОВ подробно пишет об устройстве японцев по соседству: «Камчатка давала всё для жизни пиратских островов ШУМШУ и Парамушир. В её водах промышляли триста хищнических японских шхун. Они, пользуясь отсутствием охраны на побережьи, безнаказанно ловили и вывозили рыбу в Японию».

В условиях интервенции экономической спешно готовилась интервенция военная. К 1904 году на острове Шумшу японцы уже имели большую базу военного флота, вооружённую крупнейшими орудиями. Командовал подготовкой непосредственный организатор будущего захвата Камчатки лейтенант военно-морского флота Гундзи, прибывший на остров во главе отряда ещё в 1896 году. В ожидании начала войны именно он занимался расширением порта, развитием браконьерского лова и активной подготовкой к военным действиям.

ДРУЖИНЫ

Из приказа начальника Петропавловского уезда за №204: «...приглашаю всех живущих в уезде японцев спокойно заниматься тем делом, каким занимались они и по сей день, под полным покровительством русских законов, ограждающих мирную жизнь каждого. Запасные нижние чины, льготные и отставные казаки, а равно и волонтёры от населения приглашаются в состав формируемой дружины». Вот что писал в газете «Приамурские ведомости» бывший начальник уезда А.П.СИЛЬНИЦКИЙ: «Всё мужское население Сероглазки, способное носить оружие, в количестве 42 человек в ту же ночь и без всякого со стороны уездного начальника напоминания явилось в управление кто с берданкой, кто с винчестером, благодаря чему уже 22 апреля в 2 часа пополуночи явилась возможность выставить наблюдательный пост на мысе Сигнальной горы, откуда видны створ Авачинской губы и выход из неё в открытое море...»

В то время на Камчатке не было ни телеграфа, ни телефона, тем не менее, в тот же день в Петропавловск съехались жители окрестных сёл: Сероглазки, Авачи, Старого Острога(Елизово),Ключей(Паратунка), Коряк. Народ возмущался коварством японцев и готов был драться до последней капли крови. А.П.СИЛЬНИЦКИЙ обратился к собранию: «Будем ли мы защищаться от японцев или будем сдаваться им без всякого сопротивления, ведь у нас нет войска?»

Старший унтер-офицер Максим Иванович СОТНИКОВ. Родился в Тобольской губернии приблизительно в 1873 году. Свою военную службу начал рядовым в Хабаровске. В 1897 году был командирован на Камчатку для обучения казаков новому образцу винтовки. В1902 году был уволен в запас и назначен надзирателем за рыбными промыслами. Одно время, перед приездом А.П.СИЛЬНИЦКОГО, исполнял обязанности начальника уезда. За успешную оборону Камчатки, которая явилась единственной ощутимой победой России в русско-японской войне, ему присвоен чин подпоручика. Погиб от рук японских браконьеров в августе 1906 года.

«И как это, ваше высокоблагородие, - отвечали старики, -не стыдно говорить вам такие слова!.. Все умрём, а японца не допустим!» Здесь же, на общем сходе, было вынесено общее решение об оказании решительного отпора врагу, произведена запись добровольцев и организована Петропавловская дружина в количестве 67 человек. Всего на Камчатке было организовано шесть пеших дружин- Петропавловская, Усть-Камчатская,Тигильская, Ичинская, Облуковинская, Большерецкая и одна конная общей численностью около 500 человек. Начальником всех ополченческих отрядов был назначен помощник СИЛЬНИЦКОГО - запасник штабс-капитан ВЕКЕНТЬЕВ. Отставной старший унтер -офицер СОТНИКОВ становится начальником обороны самого уязвимого участка -западного побережья.

Ближайшими его помощниками являлись командир конной дружины казак НАГОРНЫЙ (не его ли именем назван известный посёлок между бывшим Старым Острогом и Петропавловском?) , проведший ряд самостоятельных схваток с японцами, секретарь дружины Македон ВОРОШИЛОВ и казак Алексей СЕЛИВАНОВ.

ПАРТИЗАНСКАЯ ВОЙНА


Один из немногих памятников в Усть-Большерецком районе , свидетельствующих о российских корнях населения на юге Камчатки.

Военные действия начались летом 1904 года, когда японские отряды, руководимые ГУНДЗИ, неожиданно высадились на большом протяжении западного побережья от мыса Лопатки. Озерная, Явино , Голыгино ,Усть-Большерецк и другие населённые пункты подверглись угрозе нападения. В устье реки Озерной вооруженный десант при двух орудиях встал основным лагерем. 3 июля частью своих сил японцы заняли село Явино. Население сначала укрылось в зарослях кедрача, не успев захватить какие-либо пожитки и продукты. После того, как был ранен один из мирных жителей в результате беспорядочной стрельбы, все явинцы (43 человека) - старики, женщины и дети решили уйти в соседнее село Голыгино. Об этом драматическом переходе через хребты и реки - по раскисшему снегу, в плохой одежде и неприспособленной обуви, без продуктов - пишет Г. ПОРОТОВ. СОТНИКОВ в это время был уже в Голыгине, куда стягивались дружинники из Большерецка, Мильково и Апачи, и весь этот переход им документально зафиксирован. Бои то и дело разгорались в Озерной, Явино, вспыхивали неподалёку от устьев рек Колпаковой, Ичи, Ивашки, Уки ,Воровской и других.

Десятки японских шхун и трёхмачтовая большого тоннажа американская шхуна подвозили к берегам Камчатки свежие силы. Готовясь к решающему нападению на захватчиков, СОТНИКОВ перенёс свой лагерь в верховья речки Итудиски (теперь -Шестая речка).Численность его отряда составляла 88 человек, из которых 17 были русскими, 71 - коренной житель.15 июля камчатцам удалось выманить и взять в плен самого Гундзи , лишив таким образом весь десантный отряд руководства.

ТРИСТА ПРОТИВ ОДНОГО

В ночь на 17 июля СОТНИКОВ всеми силами производит нападение на передовой лагерь японцев. Было убито 17 японцев, какое-то количество из бежавших было ранено. Потери дружинников составили пять раненых, из которых Ксаверий БИРУЛЯ на пути в Явино скончался и был похоронен на месте смерти. Позднее на его могиле была положена чугунная плита с крестом. Кстати, она стала единственным историческим памятником об обороне Камчатки.

Ни один из японских отрядов не имел длительного успеха. За всю кампанию по обороне Камчатки было уничтожено по одним источникам 20, по другим - 40 японских шхун и убито до 300 японцев. Камчатские ополченцы в борьбе с врагом показали образцы героизма, смелости, исключительное умение стрельбы из ружей, которые были весьма устаревшими против оружия врагов. За лето 1904 года, как и следующего 1905 года, народные ополченцы не потерпели ни одного серьёзного поражения. Они нападали внезапно, используя ночную темноту или заросли шеломайника и сберегая патроны...

«Русско-японская война на Камчатке, - писал через полвека после событий член Общества по распостранению политических и научных знаний Ф. СЛОБОДЧИКОВ, -носила характер всенародной и освободительной войны от вражеского японского нашествия, поэтому она являлась справедливой. Этим объясняется высокий подъём народного патриотизма, обеспечившего военный успех доблестному камчатскому ополчению» ( газета «Камчатская правда»).

«БЛАГОДАРНЫЕ» ПОТОМКИ

«Благодарные» потомки по-своему оценили усилия ополченцев Камчатки...Участник экспедиций Камчатского отдела Географического общества краевед В.И. СЕМЁНОВ сообщает с горечью о произведённом переносе с могилы дружинника К. БИРУЛИ надгробной плиты «...в целях лучшего сохранения памятника, как тогда объяснили, в посёлок Озерновский. Долго он валялся без призора, но, наконец, его установили, но уже без креста, с сильно повреждённым шрифтом и в ненормальном для могильной плиты почти вертикальном положении. И место установки - у стены одного из домов - никак не соответствует ни значению памятника, ни смыслу надписи: «Здесь похоронен...» Сама же могила после переноса была утеряна...»

Краевед также говорит о противоречиях в архивных материалах по военным действиям в районе Явино- Озерной. «В них приводятся разные версии о месте высадки вооружённого десанта, месте основного боя, обстоятельствам пленения командира десанта ГУНДЗИ».

Для прояснения именно этих вопросов и были организованы экспедиции в Озерную и Соболево. В них принимали участие Г.ПОРОТОВ и С.ВАХРИН. В задачи экспедиций входило, во первых, установление места передового лагеря японцев, во-вторых, - определение первоначального места памятника на могиле БИРУЛИ, в-третьих, - розыск места гибели и захоронения унтер -офицера М.СОТНИКОВА и его товарищей, погибших уже после военных событий в результате мести японцев. Самая полная и, как считает историк И.В.ВИТЕР, полная информация содержится в очерке В. И. СЕМЁНОВА. Примерно те же факты в художественной форме описываются ПОРОТОВЫМ в романе «Камчадалы».

ПОВОРОТ ИСТОРИИ

Можно только предполагать то, как сложилось бы развитие полуострова не будь усилий начальника уезда СИЛЬНИЦКОГО, старшего унтер -офицера СОТНИКОВА, камчатских казаков, обывателей города, камчадалов, ведь их потомки сегодня живут именно в тех местах, защищённых когда-то ими. В очерке 1985 года краевед СЕМЁНОВ писал: «Пора, наконец, нам воздать должное памяти участников обороны Камчатки». Думается, что намерения эти актуальны и сегодня. Если нам, камчатцам, сегодняшним камчадалам, дорога эта земля - память её не может быть забытой.

Весь мир отмечает храбрость и героизм защитников Петропавловска в 1854 году, но если вдуматься... всего лишь через 50 лет после этого подвига камчатцы вновь берутся за оружие и отражают неприятеля. Важно, очень важно знать и помнить об этом, чтобы передать это знание и память детям нашим, а они передадут её дальше...